Точное соответствие
Искать в заголовках
Искать в содержании
Search in comments
Search in excerpt
Искать в новостях и журналах
Искать на страницах
Search in groups
Search in users
Search in forums
Filter by Custom Post Type
Filter by Categories
Журналы
Новости
pivnoe-delo_logo

Top-статьи

Журналы

3-2017

10+1 тенденций пивного рынка России 2015-2017

Несмотря на умеренно негативные прогнозы 2017 года, рынок пива вскоре может стабилизироваться. Но годы отрицательной динамики привели к тому, что маркетинг все чаще сводится к «оптимизации» и искусству балансирования между ценой и объемами. Увеличение веса супермаркетов означает усиление роли трейд-маркетинга. С этими процессами и связаны большинство описанных тенденций. В то же время инфляция федеральных брендов ведет к поиску вкусов, каналов продаж и форматов контакта, которые вносят реальное разнообразие и усложняют рынок пива, но уже не подразумевают существенного прироста объемов. Перечислим и далее рассмотрим подробно десять тенденций пивного рынка, которые видны на отрезке 2015-2017 гг., а также главное событие 2017 года.

Рынок пива Украины 2017

В первой половине 2017 года украинский рынок пива продолжает медленно сокращаться. Впрочем, компаниям уже удается компенсировать выпавшие натуральные объемы за счет роста цен и улучшения структуры продаж. При этом сокращается среднеценовой сегмент рынка, но растут продажи премиальных брендов. Эти процессы связаны с укреплением позиций компаний Carlsberg Group и Oasis и сокращением доли рынка «Оболони». Большинство новинок лидеров рынка относятся к категориям крафтового пива и hard lemon.

z_ban_web2-4

Россия. Cтаканы, полные лжи

Кто сопротивляется попыткам государства и общества противостоять алкогольному бедствию
Борьбу с пьянством, которое тормозит движение страны вперед, приводит к деградации мужчин, оболванивает молодежь, обездоливает детей, разрушает семьи, президент Дмитрий Медведев назвал первоочередной задачей.
Как показывают опросы, большинство россиян - 65% - солидарно с позицией президента. Однако в обществе есть силы, которые кровно (вернее, своими кровными) заинтересованы в обратном, - чтобы мы пили как можно больше.
Они не высовываются. На словах, льющихся с высоких трибун типа Госдумы или Совфеда, представители всевозможных ассоциаций производителей алкоголя, центров, которые финансирует алкогольная индустрия, а также алкогольные лоббисты поддерживают борьбу с пьянством.
Правда, каждый сектор этой промышленности приветствует исключительно те меры, которые будут ухудшать положение конкурентов, но улучшать их собственное. И категорически возражает против предложений, направленных на регулирование их "делянки". Потому что под сакраментальные мантры ("мы - законопослушные бизнесмены, создаем рабочие места, платим налоги, удовлетворяем потребности граждан в высококачественном алкоголе и прочее") идет кровавая война на несколько фронтов. Водочники не на жизнь, а на смерть сражаются с "пивняками". "Пивняки" - еще и с производителями "слабоалкогольных" коктейлей. Единым фронтом они воюют с производителями вина. Отечественные изготовители крепкого алкоголя интригуют против экспансии зарубежных брендов, стремящихся на наш безбрежный рынок... А есть еще и локальные войны, когда региональные производители водки бьются друг с другом, вовлекая в битвы не только фискальные органы, но и местную власть - мол, на наш огород со своей водкой не лезь, хуже будет! Сражается все это воинство за нас с вами - наши кошельки, души, детей. И как во всякой войне, важнейшим оружием тут является дезинформация. Попросту говоря, ложь. Вот в ней-то мы и попытаемся разобраться.

Ложь N 1. 18 литров спирта на душу населения
Сколько же на деле потребляет алкоголя российская "душа населения"? Вопрос не праздный. Во-первых, ответ на него показывает реальные масштабы бедствия. Во-вторых, определяет задачи на будущее - насколько нужно протрезвить страну.
Учет тут провести довольно сложно из-за теневого рынка алкоголя и домашнего производства самогона-настоек-наливок. Но все же есть цифры, которые ввели в оборот не доморощенные эксперты, а вполне уважаемые специалисты, использующие многолетний опыт, полевые исследования, математические модели, сложные формулы. Так, по подсчетам мировых экспертов ВОЗ, в 2003 году Россия выпивала 15,2 л чистого спирта на взрослого россиянина, из которого примерно треть была нелегальной. Цифра серьезная - уровень относительно безопасного потребления составляет 8 л.
Однако как только государство начало принимать меры по ограничению рынка алкоголя, возникла другая цифра - 18 л на душу. Запустили ее сторонники радикального крыла трезвеннического движения, которых в их же кругах называют "алармистами" (от английского alarm - "тревога", "переполох", "пугать"). Цифра не была подкреплена ни исследованиями, ни математикой, но алкогольное лобби тут же активно подхватило ее. Почему? Да потому что вычти из нее 10 л легального производства на душу - и остаток, приходящийся на подпольное производство, ошеломляет: чуть ли не половина! И вот уже 18 л на душу фигурирует в докладах чиновников, в речах руководителей.
- В 2003 году мы насчитывали 15 л на душу населения. После 2004-2005 годов началось снижение зависимых от алкоголя явлений как отражение снижения потребления в целом, - говорит известный исследователь проблемы доктор медицинских наук Александр Немцов. - Если мы даже ошиблись на литр-два (16-17 л), то сейчас на фоне довольно резкого снижения никак не может быть 18. Недавно по просьбе ВОЗ я делал новые расчеты, скажем прямо, при нашей статистике не очень надежные, но получил для 2008 года 12 л на душу населения.
Это, конечно, все равно запредельно много, тем более что две трети потребления - крепкий алкоголь, но "караул" кричать не надо. И ставить задачу "снизить потребление до 14 л на душу населения" тоже не надо - это просто полный карт-бланш для производителей.

Ложь N 2. Производство нелегального алкоголя растет
Вторая важная страшилка алкогольного лобби - вот вы начнете нас прижимать, денег в бюджет будет поступать меньше, а подпольное производство, и без того огромное, будет расти еще больше.
Конечно, эти люди знают, что говорят: практически вся "левая" водка производится на их же предприятиях "в третью смену". То есть они по сути угрожают, свернув дневное производство, расширить ночное, которое идет мимо государственной кассы.
Но статистика свидетельствует: в последние годы "левое" производство не только не растет, но уменьшается. Достаточно посмотреть на графики производства спирта и водки - они почти сравнялись.
Оппоненты тут же скажут: а это просто потому, что "левая" водка делается из "левого" же спирта. Ну, во-первых, эти утверждения еще нужно проверять - и тут опять нужны исследования. А есть и такая мера, как госмонополия на производство спирта, которую предлагают ввести. И ужесточение ответственности за ее нарушение, которое ввести тоже ничто не мешает. И то и другое водочникам поперек горла, как "паленый" напиток.

Ложь N 3. Водка бывает качественная и "паленая"
Приятель, большой любитель и знаток, утверждает, что с одного глотка может отличить водку высокого ценового сегмента от "паленой". Но любой химик скажет вам, что вкус и запах этого напитка зависят исключительно от качества сырья, из которого изготовлен спирт, способа его перегонки и качества воды, а вовсе не от каких-то тонкостей технологии их смешивания. И в этом смысле "паленая" ничем не отличается от заводской.
Миф о том, что люди травятся "паленой", а не качественной заводской водкой - еще одна наглая ложь. Конечно, речь не идет о спиртовых суррогатах типа стеклоочистителя или лака, и тем более о сбыте заведомо ядовитого метанола, - это отдельные темы. Но в любой водке - что заводской, что паленой - токсическим элементом является сам спирт, и ничто иное. Это давным-давно доказано нашими наркологами. Как и тот факт, что абсолютное большинство произведенных дома самогонов по качеству практически не уступает фабричному алкоголю. И травятся россияне не таинственной "ядовитой" водкой, а просто ее количеством. А 400 мл спирта, выпитые за один присест хоть в заводской, хоть в "паленой", хоть в самогоне, останутся смертельно опасной дозой для всех и всегда. Но вранье о "паленой" водке выгодно производителям: они переводят стрелки борьбы с пьянством на полумифическое подполье. И, стало быть, верхним этажам ничто не грозит.

Ложь N 4. Россия пьет испокон веку и навсегда
Историки могут привести сотни фактов, что это неправда. Водку завезли в Россию только в середине ХV века, пили тогда лишь по большим праздникам, и то не все. Водка была слабоградусной, при Петре I, к примеру, всего 14 градусов. Подавали ее только в кабаках, маленькими порциями в розлив. За пьянство били кнутом, рвали ноздри, при Петре на шею пьяницам вешали чугунный круг с поносной надписью. В самые "пьяные" годы в царской России пили в 4-5 раз меньше, чем теперь.
На критически опасный уровень потребление вышло в 1960-е годы при поощрении коммунистического руководства, которое потом спохватилось, но решать проблему стало известным способом: "держать и не пущать". А запредельный уровень потребления связан с "разгулом демократии" - 90-ми годами, когда реальная стоимость алкоголя упала в разы. Если перед началом "горбачевской" кампании против пьянства советский человек на среднюю зарплату в 150 руб. мог купить 40 поллитровок водки, то нынешний россиянин на среднюю зарплату в 12 000 руб. - целых 200!
А вопрос доступности алкоголя для большинства населения - ключевой. Популярное мнение о том, что при повышении цены на водку скорее дети будут меньше есть, чем отцы меньше пить, спекулятивно. Немаргинальное большинство при снижении дохода урезает непервоочередные нужды. Не случайно с начала кризиса потребление алкоголя в стране снова начало снижаться - это данные Росстата.

Ложь N 5. Россия пьет потому, что бедная
Аргумент тоже из разряда убойных. Вот, мол, повысьте уровень жизни, тогда и третируйте народ на предмет трезвости. Как будто пьяный народ в состоянии повышать свой уровень жизни, образования, квалификации, стремиться к большим заработкам, собственному бизнесу и т.п.
Во-первых, есть много стран, гораздо более бедных, чем Россия, где народ страдает от большего неравенства и нерешенных социальных проблем, но при этом не спивается. Во-вторых, учеными МГУ проводились серьезные исследования, которые показали: у нас рост доходов человека шагает в ногу с экономической доступностью алкоголя и смертностью от него. Да вы и сами можете привести примеры того, как от пьянки умирают крепкие нестарые мужики - бизнесмены, квалифицированные специалисты, творческие персоны - люди далеко не бедные.
Еще одна любимая ссылка противников государственного вмешательства в проблему: Россия пьет, потому что постоянно в стрессе. Однако опросы ВЦИОМа, касающиеся оценки россиянами своего положения как бедственного, показывают: число людей, переживающих самые тяжелые времена, ОБРАТНО пропорционально общему коэффициенту смертности, в который смерть от алкоголя вносит весомый вклад (20-25%). То есть в стрессовых ситуациях мы пьем меньше, пытаемся выкарабкаться.

Ложь N 6. Западный опыт нам не указ
О, это любимый постулат всех ярых патриотов, которые, конечно, из патриотических соображений считают водку нашей национальной гордостью.
Внятная государственная политика в области потребления алкоголя вывела северные европейские страны из той же пучины пьянства, в которой тонем мы теперь. Ирландия, Великобритания, Швеция, Норвегия, Дания, Финляндия - ни одна из этих стран не изобретала велосипеда. Все они избрали методику сокращения пьянства, которую называют "прессинг". Это медленное, постепенное, но неуклонное сокращение потребления крепкого алкоголя за счет экономических мер - повышения акцизов, ограничения доступа, но также и за счет изменения структуры потребления в пользу слабого алкоголя (вина и пива), ужесточения ответственности за нарушения новых правил, усиления воспитательных и пропагандистских мер на уровне общины, СМИ, школы и т.п.
Никто не вводил эти меры одномоментно, учитывались и традиции, и менталитет северных народов, пьющих главным образом крепкий алкоголь. Но в течение нескольких десятилетий результат налицо: пить в этих странах стали меньше, жить дольше, пьяных на улицах не видать, дети-уроды не рождаются, на лечение алкоголиков государственных денег тратится меньше и т.п. Социалистическая Польша повторила этот опыт и за пятнадцать лет тоже добилась многого.
Скептики твердят: да ясное дело, просто в этих странах вместо водки стали гнать самогон - вот и весь секрет. Но дело в том, что искоренение нелегального алкоголя - не самоцель. Тут непременно надо глядеть еще и на демографические показатели. А они очевидны: продолжительность жизни мужчин в этих странах выросла на 5-7 и более лет, число алкогольных психозов резко уменьшилось. Если бы вместо водки пили самогон, ничего этого не было бы. К тому же факты упрямы: во всех случаях потребление легального алкоголя сокращалось быстрее, чем росло потребление нелегального. Потому что во всех странах большинство граждан добропорядочные и за бутылкой к таксисту по ночам готовы бегать далеко не все.
И еще популярный словесный фокус: знаем мы, как финны от своего "сухого закона" приезжали в безвизовые круизы в Ленинград, чтобы накушаться водки. Мол, вот цена всем вашим ограничениям. Эти скудоумные аргументы из серии: "нечего светофоры вешать, все равно все будут перебегать на красный" или "нечего больных лечить, все одно помрем". К сведению скептиков, в 90-е годы к нам приезжало около 100 тысяч финских туристов в год. Даже если все - чтобы напиться, для 5-миллионной Финляндии это всего 2% населения. Зато внутреннее потребление крепких напитков у них снизилось до 4,5 л чистого спирта в год на душу населения - нам до этого еще как до Луны

Ложь N 7. Меры ограничения не работают, но политический риск высок
И, наконец, алкогольное лобби всячески стремится утвердить мысль: попытки ограничения потребления алкоголя и ужесточения правил производства и торговли у нас в стране не работают, все напрасно!
На самом деле все ровно наоборот: с 2006 года, когда вступили в действие поправки в закон о госрегулировании производства и оборота спирта, начала действовать ЕГАИС, продажи и потребление алкоголя снизились. Алкоиндустрия потеряла за год более миллиарда долларов. И даже несмотря на то, что это снижение попытались компенсировать производители медицинских спиртовых настоек и лосьонов-одеколонов, а также токсичных антисептиков, смертность впервые с 1998 года начала снижаться. Особенно от алкогольных отравлений, убийств, самоубийств и транспортных аварий. В 2006 году умерло на 138 тыс. человек меньше, чем в 2005-м. Особенно заметно снизилась смертность среди мужчин - на 8,4%, тогда как среди пьющих меньше женщин только на 4%. Это тренд сохраняется и сегодня. Хотя и пьянство, и его вклад в смертность и болезни россиян по-прежнему остаются катастрофически высокими.
А запугивание призраком народных волнений в ответ на ужесточение антиалкогольной политики - чистый блеф. Конечно, если эти меры будут проводить топорно, без учета реальности, все возможно. Но многие помнят, что даже полный запрет на продажу горячительного, на который шли власти в СССР во время посевной, уборочной, путины или северного завоза, никогда никаких бунтов и волнений не вызывал. К тому же, напомню, 65% населения сегодня поддерживают антиалкогольные меры государства. И даже требуют большего. Не такие уж мы спившиеся уроды, как нам пытаются внушить.
Известия

22 Авг. 2009

 

Россия. Cтаканы, полные лжи

">

Реклама

ООО НПП Беркут кеги

Фильтр для пива

kegi_pilsena

gea

jg

marketing1

Темы статей

Счетчики



Для пресс-службы