Точное соответствие
Искать в заголовках
Искать в содержании
Search in comments
Search in excerpt
Искать в новостях и журналах
Искать на страницах
Search in groups
Search in users
Search in forums
Filter by Custom Post Type
Filter by Categories
Журналы
Новости
pivnoe-delo_logo
Top-статьи
Журналы

3-2019

Россия: позиции пивоваренных компаний

В обзоре анализируются промежуточные итоги работы пивоваренных компаний за первую половину 2019 года. За скромным ростом отрасли скрыты довольно динамичные изменения. «Балтика» проходит очередной этап сокращения продаж и доли рынка, которые у нее отобрал AB InBev Efes. За счет ценовой конкуренции и расширения присутствия в сетях компания №2. приблизилась к позиции лидера. Параллельно продолжился рост продаж российского подразделения Heineken, которое утяжеляет премиальную составляющую портфеля. Тренд премиализации рынка также поддержали импортные бренды. Среди федеральных игроков преуспели «МПК» и «Завод Трехсосенский». Продолжила сокращаться доля рынка независимых предприятий регионального масштаба и «Очаково», которых теснят лидеры рынка на их же конкурентном поле.

Рынок пива Украины 2019: компании и бренды

В 2019 году производство и рынок пива продолжили колебаться около нулевой отметки. Но завершившийся сезон был удачным для пивоваров с точки зрения рентабельности продаж. Ценовой микс улучшился вследствие быстрой общей премиализации рынка, а также ее частного аспекта – роста продаж импортного пива. По итогам сезона значительно улучшила свои позиции AB InBev Efes. Оказалось, что потребители не забыли бренды Efes, которые вынужденно исчезли с рынка, но в 2019 году начинали быстро возвращать утраченное. На фоне стагнирующего рынка это означало сокращение продаж других компаний, прежде всего Carlsberg Group, которая была четыре года назад основным бенефициаром ухода Efes. «ППБ» оказалась устойчивее к брендинговой активности конкурента, а «Оболонь» сохранила прежние объемы и уже безусловно доминирует в экономичном сегменте рынка. Рост доли независимых производителей был заслугой ведущих крафтовых пивоварен, которые пока имеют небольшой рыночный вес, но быстро набирают силу.

Пивоваренная отрасль Казахстана 2019

В первой половине 2019 года позитивную динамику отрасли поддержало большинство пивоваров Казахстана. Но заметно нарастили производство и продажи компании второго эшелона, а не два транснациональных лидера. Продолжали расти доли рынка разливного пива и доля алюминиевой банки, которая быстро замещает стеклобутылку. Ценовая сегментация рынка оставалась стабильной, несмотря на существенное повышение розничных цен и колебания долей брендов, при этом границы сегментов стали более размыты. Основными событиями в отрасли стали: анонсированная ревизия акцизной политики в отношении пива, запуск бренда BeerKhan в сегменте крепкого пива, и главное - приобретение компанией «Арасан» активов «Шымкентпива».

Зовсак

О том, как продаются оптом пиво и другие напитки

Положительный тренд производства пришелся в этом году на рынок пива. Особенно удачно растет он в нашем регионе. Что тому поспособствовало? Обозреватель «Коммерческих вестей» Анастасия ПАВЛОВА расспросила Дениса КОСТЫЛЕВА, директора ООО «РегионПиво» – крупнейшего в Омской области и на Урале дистрибьютора пива, работающего с 2012 года. 50% компании принадлежит самому КОСТЫЛЕВУ, 25% – Дмитрию ШАДРИНУ, 25% – Виктору ШКУРЕНКО.

– Денис Петрович, как выглядит ваше взаимодействие с партнерами-совладельцами компании?

– Виктор выступает для меня старшим товарищем, опытным наставником, но не более того. Активного участия в управлении компанией ни ШАДРИН, ни ШКУРЕНКО не принимают.

– То есть вы не советуетесь с ними по поводу разработки стратегии, допустим?

– Стратегия давно определена, и мы придерживаемся ее с самого начала. Я бы даже сказал, что скорее компаниям Виктора можно поучиться у нас, потому что мы более гибкие и быстрые в принятии решений. Мы сами для себя и кладовщики, и грузчики, и управленцы. В силу нашей самодостаточности нам поставщики и предлагают все новые территории. Ну и, как бы банально это ни звучало, должен быть сервис. Если потенциальный клиент не может элементарно записаться к вам на прием, то о каком сотрудничестве идет речь? Я делаю на этом акцент, потому что был по другую сторону баррикад, работая региональным менеджером в транснациональных компаниях – Gallina Blanca, МПЗ «Кампомос», Sara Lee (кофе Moccona, средства для ухода за обувью Kiwi, инсектицидные комплексы «Фумитокс»), Procter & Gamble.

– Как после такого впечатляющего послужного списка вы решили закрепиться в Омске?

– Я вырос в Омске, здесь живут мои родители, мои жена и трое детей, а с бесконечными командировками я совсем перестал всех видеть. А вообще в международных компаниях есть правило каждые три года менять место локации работы. Если ты отказываешься это делать, то твой рейтинг снижается, а тебя считают не инициативным. Но я хотел закрепиться в том месте, которое считаю своим домом. В 37 лет, когда я вышел из этой истории, я уже был состоявшимся мужчиной с набором компетенций, профессиональным опытом, семьей...

– Но почему именно дистрибуция пива? Вы ведь, судя по озвученным вами компаниям, занимались продвижением именно потребительских и продовольственных товаров. Знакомство со ШКУРЕНКО повлияло?

– С Виктором мы давно дружим. В 2012 году я еще работал в Омске на Procter & Gamble, а он активно развивал свою сеть «Низкоцен». Я удивился, что товары нашей компании там не представлены. Сначала Виктор заупрямился, ведь наша продукция и правда была более дорогой, премиальной и статусной – те же порошки Ariel, Tide. Но я предложил ему не решать за людей, а просто попробовать дать им что-то другое. Виктор не стал давать мне никакого протеже, а отправил к своим менеджерам, чтобы я их убедил в пользе своей затеи. Он вообще никогда никого не лоббирует. К счастью, мне удалось заключить контракт на поставку продукции в «Низкоцен». Мы запустили мощную, ощутимую для районов акцию – дарили ценные призы, например, стиральные машины при покупке наших порошков. Однажды Виктор пригласил меня на открытие одного из магазинов. Я согласился, учитывая, что моя компания требовала фотоотчетов. Мы ехали с Виктором на очередное открытие его «Низкоцена» в Таре, и он рассказал о предложении одной из компаний, которое он не мог принять из-за конфликта контрактов. Такое бывает, иногда приходится отказываться от интересного контракта в связи с наличием конкурентов в прайс-листе – например, при наличии контракта PepsiCo невозможно будет дистрибутировать его прямого конкурента Coca-Cola. Уже после поездки мне позвонил Виктор и предложил заняться направлением, став там руководителем. Я понимал, почему ему лично не хотелось этим заниматься, во-первых, конфликт контрактов, во-вторых, для него это не крупный контракт, а всего 0,01% от всего бизнеса.

– Значит, идея заняться дистрибуцией пива все-таки исходила от ШКУРЕНКО. Но ведь вы наверняка проигрывали в деньгах, соглашаясь на его предложение?

– В любом случае это для меня был риск – я отказывался от ежемесячной стабильной достаточно высокой зарплаты в пользу не совсем конкретных перспектив. В процессе диалога по поводу моего участия в бизнесе мы проговорили с Виктором два варианта: положить мне стабильную зарплату чуть больше, чем в Procter & Gamble, или чтобы я стал соучредителем компании. Я выбрал второе, вложив 50 % капитала и став обладателем 50%-ной доли ООО «РегионПиво». Но в создании организации я не участвовал, к его названию отношения не имею – на тот момент уже были наработки, все это уже придумал другой человек – Дмитрий УСЕНКО.

– Знаем такого. Получается, именно его долю вы купили?

– Да. В силу своего опыта Виктор поставил условие, что у компании должны быть только два учредителя, иначе получится, как в басне про лебедя, рака и щуку. Для меня, конечно, это было рискованное решение, ведь стабильного заработка, как в Procter & Gamble, собственный бизнес сулить не может. Поэтому я вкладывался в него на все 100%. Начали мы с развития площадки САН ИнБев в райцентре Полтавка. Работали с заводом по предоплате. Это было основное их условие. САН Инбев можно понять – в то время дистрибьюторские компании нередко сдувались и не могли рассчитаться за отгруженную продукцию.

– И каково же вам было в свободном плавании?

– Первый год ушел полностью на то, чтобы понять все бизнес-процессы от разгрузки пива, хранения его на складе до доставки его в торговые точки. А потом произошло ЧП: в феврале 2013 года обнаружилось хищение денег из кассы. Стал разбираться. «Химичили» в бумагах два наших сотрудника, ущерб составил 1 миллион рублей – наш предполагаемый годовой доход. Завели уголовное дело и, несмотря на то, что кассир призналась в содеянном (и это было запечатлено на видео), ход расследованию не давали – а вдруг она, мол, оговорила себя? Месяцами мы занимались не бизнесом, а этими разбирательствами, и это было настоящим мучением. С Виктором мы договорились доработать год до 1 июля: если не выйдем в плюс, дело сворачиваем, а убытки пилим пополам. Но начался новый пивной сезон, мы набрали новых сотрудников и, зная теперь слабые места этого бизнеса, уже в мае вышли в плюс. Через год нам предложили освоить новые территории – 18 районных центров. И Виктор сказал: «Если хочешь, заморачивайся».

– САН ИнБев предложил?

– Да. У САН Инбев была стратегия укрупнять дистрибьюторов. Предприятие стремилось к глобализации, наращиванию потребительской базы, а большая часть его районных партнеров не желала выходить из зоны комфорта. Многие из них просто не хотели заниматься проведением всяких акций и привлекать покупателей сверх того, что имелось, скидывать цены, хотя в перспективе это все бы окупилось.

– Инертность понятна. Значит, вы как раз заняли эту нишу. Конфликтов с местными предпринимателями не случалось?

– Они были убеждены, что у нас ничего не выйдет, а при предлагаемых заводом расценках мы просто не выживем – на рынке гуляла цена на 10% ниже нашего прайса. Работа в области нас закалила – проблемы с транспортом, проблемы с людьми... Нашей дальнейшей целью стало завоевание Омска.

– А в городе кто верховодил?

– Сам САН ИнБев реализовывал свою продукцию, пользуясь услугами транспортной компании. Объемы большие – свыше 100 тонн ежедневно надо было перевозить. Это требовало четыре десятка машин. В какой-то момент завод попытался снизить тариф на перевозку, и компания отказалась с ними работать – их заработок не окупал даже расходы. САН ИнБев стал искать им замену и в итоге сделал несколько предложений разным предприятиям, в том числе нам. Мы согласились из стратегических соображений, предварительно поторговавшись и все-таки найдя компромисс. Но срок нам поставили очень жесткий – мол, завтра чтоб вы были готовы приступить к доставке в торговые точки Омска. Логистический бизнес, конечно, сильно отличается от дистрибьюторского – ты не вкладываешься финансово в товар, но отвечаешь в полной мере за его транспортировку. Для нас было важно выполнить ключевой KPI – уровень доставки. Размещенные заказы клиентов должны были быть выполнены на 100%, несмотря ни на что – морозы, поломку автотранспорта и так далее.

– Так как вы выкрутились?

– Мы арендовали транспорт у той компании, которая отказалась работать с САН ИнБев, – ООО «Сибирский регион», а также закупили свой автотранспорт. Теперь у нас 12 филиалов, у каждого из них свои склады и своя структура логистики. Это Омск, Тара, Калачинск, Ишим, Заводоуковск, Тюмень, Курган, Сургут, Нижневартовск, Ханты-Мансийск, Югорск, Нягань. Есть еще три филиала в ЯНАО – Надым, Ноябрьск, Новый Уренгой, но там мы работаем по 3PL-схеме (third party logistics – предоставление логистических услуг или комплекса услуг от доставки и адресного хранения до управления заказами и отслеживания движения товаров. – Прим. авт.).

– Какой объем продаж?

– Если взять только июль этого года, то это 920 000 дал (декалитров, то есть 9,2 миллиона литров. – Прим. авт.).

– ШКУРЕНКО говорил, что в прошлом году вы отгрузили пива на 4,8 миллиарда рублей.

– Пиво все-таки принято считать именно в таких единицах, я сам с трудом отвык мыслить в рублях. В прошлом году мы отгрузили 6,33 миллиона дал. Но в этом году объем будет больше потому, что в прошлом еще завершалось слияние САН ИнБев и «Эфеса», не все условия были подтверждены. В Омске мы выросли уже на 25% – это хороший результат на фоне последних лет, когда с каждым годом объем продаж падал на 5-7%.

– У кого берете сырье кроме «ИнБев Эфеса»? Один поставщик – это же всегда огромный риск.

– Для них это тоже невыгодно, потому что все затраты мы перекладываем на них. Поэтому работаем над поиском новых контрактов. В прошлом году в Тюменском филиале приобрели лицензию на дистрибуцию алкогольных напитков. Рынок крепкого спиртного за последнее 10 лет сильно изменился, объемы продаж упали в несколько раз, каналы сбыта перераспределились. В основном потребитель покупает спиртное в крупных федеральных сетях. На первое место в 2018-2019 годах вышла торговая сеть «Красное & Белое».

– Так если возить крепкий алкоголь невыгодно, на что вы явно намекаете, зачем ввязались в эту авантюру?

– Невыгодно заниматься лишь им одним. А в довесок к пиву – вполне. Тем более у нас есть логистическая структура и опыт работы с ЕГАИС. Конечно, там процесс сложнее, дольше, дороже. Чтобы собрать 100 тонн пива для завтрашней отгрузки, нужно семь человек – кладовщик, водитель автопогрузчика и 5 комплектовщиков. Этой же командой за сутки получится отгрузить лишь 10-15 тонн крепкого алкоголя. Другая фасовка – пиво продается, как правило, в упаковках, крепкий алкоголь – поштучно. Плюс при сборке заказа нужно обязательно отсканировать акцизную марку на каждой бутылке. Возвращаясь к вопросу о поставщиках. В Тюмени у нас свыше 30 контрактов – «САН ИнБев Эфес», «Сибирская алкогольная группа», «Белуга Групп», «ТатСпиртПром», «Черноголовка» и другие.

– Кому поставляете спиртное?

– В обычную мелкую розницу. В радиусе 400 километров от Тюмени – Тобольск, Курганская область и другие. Средний оборот небольшой – пока около 30 миллионов рублей в месяц.

– В Омск не смогли зайти?

– Здесь этим занимается Виктор. Одного сильного игрока достаточно для Омского региона.

– О создании своих розничных точек не задумывались?

– Задумывался, но пока для этого не созрел.

– Какие у вас есть крупные клиенты, говоря все-таки о пиве?

– Сети «Светофор», «Пивоман», «Бристоль». С федералами вроде «Магнита», «Пятерочки», «Ленты» мы не работаем – они напрямую отгружаются от производителей. Мы регулярно участвуем в тендерах по привлечению контрактов. Из последнего выиграли крупный тендер Pepsi Co: 15 сентября запустим этот проект на всей своей территории – Тюмень и Тюменская область, Тобольск, Югорск, Нягань, Курган. Сейчас я сконцентрирован на запуске его в Тюмени, поэтому постоянно нахожусь там – закупаем стеллажи, автопогрузчики. Объем поставок продукции PepsiCo сопоставим с пивным объемом. Контракт заключен на два года и интересен тем, что он не только дистрибьюторский, но и 3PL. То есть мы будем поставлять их продукцию в Metro, «Ашан», «Ленту» по их документам с наших складов. Это эксперимент PepsiCo в России, у них, как и у «САН ИнбБев Эфеса», Procter & Gamble, стоит задача укрупнить своих партнеров – так быстрее и проще общаться, контролировать их деятельность.

– Что у вас самое ходовое в линейке товаров?

– Недорогое пиво, товар первой цены – «Жигулевское», «Золотая Ангара», «Клинское». Хорошо выстрелил «Bud», который был спонсором чемпионата мира по футболу, проводившегося у нас, в России – везде были баннеры, вечеринки, временно была разрешена торговля пивом на стадионах.

– А крафтовое пиво? Оно еще в тренде?

– Это временная тенденция. Его объем тоже небольшой, и оно не может стоить дешево, а популярно, как я уже сказал, недорогое пиво. Не знаю ни одного любителя крафтового пива, который любил бы определенный сорт. Оно в принципе рассчитано на узкую нишу новаторов с постоянно меняющимся вкусом – нужно постоянно удивлять, развлекать. Думаю, крафт уместен в заведениях HoReCa, это изумрудик в общем потоке пива, но не более того.

– Какие тенденции потребления вы тогда можете отметить?

– У нас менее развита культура потребления разливного пива по сравнению с тем же Новосибирском и Алтайским краем, например. Там оно дешевле бутылочного из-за высокой конкуренции, люди привыкли к «живому» пиву. Но у нас рынок все равно будет расти.

– А у вас кто основные конкуренты?

– Главный, конечно, «Балтика». Из местных – «Сибирь» и «Оша».

– Вы сами-то пьете пиво?

– Полагаю, у каждого вида алкоголя своя возрастная аудитория. Для меня пиво было актуально раньше, лет двадцать назад. Сейчас предпочитаю более крепкие напитки. Но последние 3 года с друзьями регулярно посещал пивной праздник Октоберфест, там, конечно, пробовал пиво.

– Положа руку на сердце – ну правда же заграничное пиво в разы лучше нашего?

– Не согласен, у нас тоже немало прекрасного пива. Просто 50% успеха пива обеспечивает вода. Даже в рамках одной сети производителя разные заводы выдают разное по вкусу пиво под одной и той же маркой, хотя рецепт, разумеется, одинаковый.

– Есть мнение, что законодательство, регулирующее продажу пива, в России одно из самых жестких в мире.

– Это правда. Предполагаю, что это пролоббировано производителями крепкого алкоголя, их торговля более высокотехнологична в силу контроля ЕГАИС – ошибки несвоевременной выгрузки и прочего чреваты огромными штрафами. Опять же государство должно нести социальную ответственность. В целом я не могу сказать, что пивной рынок пытаются засунуть под стол.

– Минфин РФ доработал законопроект о легализации продажи алкоголя и пива через Интернет с 1 января 2020 года.

– Мы однозначно будем в этом участвовать.

– Это же более трудоемко для вас.

– Да, но сейчас я продаю бутылку пива с минимальной оптовой наценкой за счет большого оборота. Торговая точка начисляет еще 15-30%. Мы везем товар на точку, даже если они заказали всего ящик – 10 литров пива. Отдаем мы его под реализацию – то есть не факт, что нам еще своевременно отдадут деньги. А если я выйду на онлайн-рынок, то буду делать наценку не 0,5 – 1,5%, но и не 20%. Рассчитаю доставку ящика физлицу и озвучу стоимость. В данном случае выигрывает и потребитель (получает пиво с меньшей наценкой), и я (меньшие риски, надежная оплата).

– А ответственность? Ведь в торговой точке отпуск пива несовершеннолетним контролирует продавец, эту функцию вы возьмете на себя?

– Думаю, ее заложат в саму систему. Наверняка будет обязательная регистрация, как на Госуслугах, электронный паспорт, что-то в этом духе. Напоследок подытожу, что российский рынок пива перегретый – много игроков, как международных, так и местных. Он поднимается за счет увеличения производства. Все надеются на отмену приравнивания пива к крепкому алкоголю. Тогда потребитель уйдет в малый бизнес, что нам только на руку.

31 Окт. 2019

 

О том, как продаются оптом пиво и другие напитки

">

Sorry. No data so far.

Реклама

Фильтр для пива

gea

gea

marketing1

Темы статей
Счетчики


Для пресс-службы