Точное соответствие
Искать в заголовках
Искать в содержании
Search in comments
Search in excerpt
Искать в новостях и журналах
Искать на страницах
Search in groups
Search in users
Search in forums
Filter by Custom Post Type
Filter by Categories
Журналы
Новости
pivnoe-delo_logo

Top-статьи

Журналы

3-2017

10+1 тенденций пивного рынка России 2015-2017

Несмотря на умеренно негативные прогнозы 2017 года, рынок пива вскоре может стабилизироваться. Но годы отрицательной динамики привели к тому, что маркетинг все чаще сводится к «оптимизации» и искусству балансирования между ценой и объемами. Увеличение веса супермаркетов означает усиление роли трейд-маркетинга. С этими процессами и связаны большинство описанных тенденций. В то же время инфляция федеральных брендов ведет к поиску вкусов, каналов продаж и форматов контакта, которые вносят реальное разнообразие и усложняют рынок пива, но уже не подразумевают существенного прироста объемов. Перечислим и далее рассмотрим подробно десять тенденций пивного рынка, которые видны на отрезке 2015-2017 гг., а также главное событие 2017 года.

Рынок пива Украины 2017

В первой половине 2017 года украинский рынок пива продолжает медленно сокращаться. Впрочем, компаниям уже удается компенсировать выпавшие натуральные объемы за счет роста цен и улучшения структуры продаж. При этом сокращается среднеценовой сегмент рынка, но растут продажи премиальных брендов. Эти процессы связаны с укреплением позиций компаний Carlsberg Group и Oasis и сокращением доли рынка «Оболони». Большинство новинок лидеров рынка относятся к категориям крафтового пива и hard lemon.

z_ban_web2-4

Россия. В Красноярске летом будет меньше пива

Такой прогноз сделали участники круглого стола «Пивоварение в Красноярском крае. Актуальные вопросы и проблемы отрасли». Причина, разумеется, во всем известных законах — об ограничениях рекламы пива, о запрете его продажи после 23 часов, о недопустимости размещения «пивточек» рядом с медицинскими, образовательными, спортивными, культурными учреждениями…

В общем-то, кто ж об этом не знает? Но то, что для потребителя пива — простое неудобство, для его производителей часто смерти подобно. Конечно, если речь идет не о монстрах вроде «Балтики», занимающей 40% отечественного пивного рынка, а о небольших заводах, которые, по выражению одного из участников круглого стола, «варят пиво для своего городка или своей улицы».

«Если посмотреть на статистику 2012 года, то окажется, что потребление россиянами пива сократилось на 10%, — сказал он. — Но эти цифры не говорят о том, что люди стали в принципе меньше пить. Ровно на столько же выросло за это время потреб­ление крепкого алкоголя. Причина такой динамики — те ограничения, которыми в последние годы «обложили» пивоваров».

Однако власти, как оказалось, подготовили отрасли еще один сюрприз.

С 1 января 2013 г. на всех производствах и в точках продаж разливных напитков в обяза­тель­ном порядке должны быть установлены приборы по учету пива. Такие давно уже стоят на водочных заводах — чтобы алкоголь не уходил «налево». Теперь это правило будет распространяться и на пивоваров.

Стоимость одного такого счетчика — 600 тыс. руб. К моменту вступления закона в силу, рассказывает Павел Стешин, менеджер по связям с общественностью красноярского филиала «Балтики», выяснилось, что никто из производителей, включая и крупных, к его выполнению не готов. Сроки передвинули — теперь счетчики в обязательном порядке должны стоять с 1 июля. Их отсутствие грозит производителям закрытием. Впрочем, установка большинству из них — тоже.

«Подобные счетчики — это безумие, интересное только тем, кто их производит, — считает Михаил Васильев, председатель Союза промышленников и предприни­мателей Красноярского края. — С водкой и то до ума дело не довели — как заводы воровали алкоголь, так и воруют. А государство в данном случае заботится не о здоровье нации, а о деньгах, ведь учтенные водка и пиво — это акцизы».

Неожиданный поворот приняла и тема расположения пивных павильонов на определенном расстоянии от школ и больниц. Подобное соседство, по смелому замечанию некоторых участников круглого стола, может «загубить бизнес на корню».

«50 или 100 метров от школы — визуально эта разница невелика. Дети так и так павильон увидят. А побегут ли они во время уроков за пивом — тут уж надо спрашивать с учителей и продавцов, — говорит Виктор Алексахин, коммерческий директор торгового дома «БирСиб». — Но тут вот какая ситуация. В последнее время предприниматели в новостройках приобретают помещения, которые застройщиками позиционировались как магазины, причем приобретают еще на нулевом цикле.

Через какое-то время в этом же доме открывается косметический салон или массажный кабинет — все, алкоголем торговать здесь больше нельзя. То есть при желании можно повсюду натыкать сомнительных «медкабинетов», в которых врач будет появляться раз в полгода, — и все, пивной бизнес можно сворачивать. Хороший способ устранить конкурентов!».

Между тем, если кто не знает, закон, строго-настрого запрещающий размещение пивточек рядом с социальными объектами, разрешает продавать пиво в заведениях общепита, расположенных в любых «местах массового скопления людей».

«То есть если это не магазин, а кафе, то продавать алкоголь ему можно и в культурных, и в спортивных учреждениях. Или вот пример. Рядом с красноярской школой №21, согласно закону, был закрыт киоск, торгующий пивом. И тут же, на этом же месте, открылся бар. Так чего мы хотим? Здоровья нации? Или сноса павильо­нов?» — замечает Варвара Безруких, председатель ассоциации «Торговое единство».

Кстати, по ее словам, установление конкретной протяженности «нейтральной полосы» находится в ведении местных властей: именно на региональном уровне решается, будет ли пиво продаваться на расстоянии 50, 100 или же 200 м от школы или больницы.

Михаил Васильев тут же припомнил, как однажды пил пиво в Питере — заскочил в малень­кую пивнушку, спасаясь от дождя, и только потом обнаружил, что в соседнем подъезде этого же дома находится вход в школу. Кое-кто из присутствующих, как выяснилось, тоже там бывал; кто-то вспомнил об аналогичном опыте, полученном в Бельгии и Чехии, — так разговор плавно перетек к сравнению того, как пьют европейцы и россияне.

Европа и Россия, как известно, пьют по разным моделям
Павел Стешин подошел к делу с научной точки зрения. Есть, заметил он, северная модель потребления алкоголя, принятая в России и, например, Финляндии: здесь пьют больше крепких напитков. Южная модель предполагает «крен» в сторону вина и пива.

По-хорошему, заметил он, и нам бы перейти к южной модели — для здоровья полезнее. Но акцизная политика государства такова, что 1 мл алкоголя, содержащегося в пиве, оказывается дороже 1 мл алкоголя, содержащегося в крепких напитках, примерно в 5 раз. В Европе — наоборот.

«То есть, — заметил он, — платить такие разные деньги за один и тот же эффект человеку просто невыгодно — понятно, что он сделает выбор в пользу водки».

«Мы вообще разные задачи перед собой ставим, употребляя водку или пиво, — возразил Михаил Васильев.

— Как можно заставить человека пить то или это? Или приходишь ты с морозу — а тебе говорят: а на-ка вот, пивком согрейся. Это же нонсенс!

Да и вообще культура потребления пива у нас и у них разная: они могут за кружкой пива весь вечер сидеть. А у нас кружка — это 10 секунд. А потом идет и вторая, и пятая, и десятая, и сверху еще и водочки.

И, между прочим, у нас с 2000 года мертвым грузом лежит закон о пиве — и до сих пор нет четкого определения, что это такое: газированный спирт или все-таки что-то другое».

А объяснить, что такое настоящее пиво, заметил Александр Осипов, сейчас и не получится:

«Если мы начнем рассказывать, что есть пиво живое, фильтрованное или нефиль­трован­ное, в чем полезные свойства настоящего пива, — нас просто накажут. А между тем, по статистике, большинство потребителей хорошего разливного пива — это вовсе не молодежь, которая гонится за дешевым опьянением, а люди 25–45 лет, с нормаль­ным достатком, которым важнее качество, удовольствие, а не просто желание, извините, напиться любой ценой».

Кстати, по словам Александра Осипова, маленькие заводы пока еще могут конкурировать с гигантами — именно за счет качества:

Маленькие пивоварни не выдерживают конкуренции с большими заводами
когда дело поставлено на поток, от настоящего пива в конечном продукте остается немного. А небольшие пивоваренные производства «выводят» новые сорта, выпускают «живые» партии напитка с ограниченным сроком хранения (то есть по определению свежие).

Наконец, маленькие местные заводы — это рабочие места и отчисления в региональные и муниципальные бюджеты. Но их главная проблема — сбыт.

«Во-первых, все мы знаем, что есть «входной би­лет» в крупные сети — то есть сумма, которую произ­водитель должен отдать, чтобы встать на полку. Для маленьких компаний она неподъемна, — говорит Оси­пов. —

Затем, в больших сетях часто велик разрыв между поставкой товара и его оплатой, иногда до двух месяцев доходит. Для предприятий вроде «Балтики» это ерунда, а для локального завода — губительно.

Ну а что происходит с мелкими торговыми точками — мы уже сегодня говорили. Интересы маленьких компаний сейчас не учитываются — ну, уйдет их в том или ином регионе 30, 50, 100 — так придут другие. Не в той отрасли, так в этой».

Михаил Васильев тут же предложил решить проблему созданием пабов,

в которых бы, на западный манер, наценка на алкоголь была не «российской ресторан­ной», а розничной.

Предложение это повертели так и этак: представили, чем обернется строительство «монобрендовых» пивных, отметили, что это вообще не дело производителей — рестораны содержать — и тема плавно сошла на нет.

Интересная, кстати, деталь: среди участников круглого стола из производителей пива были только представители «Балтики» и Минусинского завода. Остальные — владельцы оптовых сетей, руководители общественных организаций, чиновники…

Пивовары, как признались организаторы мероприятия, от участия в нем отказались — мол, все равно ничего не изменится.

А с Братского завода даже пришло многостраничное пламенное письмо, в котором перечислялись все описанные выше проблемы с тем же выводом: все останется по-прежнему, а отрасли не жить!

«Живого» пива будет все меньше
«Ну не знаю, — заметил Михаил Васильев, — когда я был депутатом Заксобрания, мы столько раз о водке говорили, а о пиве — ни разу. А вы? — обратился он к действующему депутату ЗС Денису Побилату.

Тот подтвердил, что пиво на сессиях ему обсуждать тоже не приходилось. — Ну вот видите! Пивовары должны сами объединиться, обозначить проблемы, сделать конструктивные предложения, а законодатели на своем уровне их порешают».

Варвара Безруких с ним согласилась: «Над хорошими переменами приходится работать годами — это только глупые законы принимаются мгновенно».

Со счетчиками, правда, дело уже не поправишь. Так что как минимум этим летом переход красноярцев на «южную модель» потребления пива точно не состоится.

Юлия СТАРИНОВА
ДЕЛА.ru

21 Апр. 2013

 

Россия. В Красноярске летом будет меньше пива

">

Реклама

Фильтр для пива

Beviale Moscow

kegi_pilsena

gea

jg

agroinkom_beer

marketing1

Темы статей

Счетчики



Для пресс-службы