Точное соответствие
Искать в заголовках
Искать в содержании
Search in comments
Search in excerpt
Искать в новостях и журналах
Искать на страницах
Search in groups
Search in users
Search in forums
Filter by Custom Post Type
Filter by Categories
Журналы
Новости
pivnoe-delo_logo

Top-статьи

Журналы

2-2018

Динамика российского рынка пива близка к нулю, но крупные производители расслоились на тех, кто заметно вырос в 2017 году и на тех, кто заметно сократил объемы. В частности, компании Efes удалось существенно увеличить продажи благодаря сдержанной ценовой политике и активности в сетевой рознице. Также отличный рост показала компания Heineken благодаря резкому увеличению рекламных бюджетов, выпуску безалкогольного сорта титульного бренда и необычной активности в экономичном сегменте рынка. Carlsberg и AB InBev сфокусировались на марже и потеряли долю рынка своих доступных брендов. Большая зависимость от ПЭТ-упаковки и массовое увлечение выпуском «Жигулевского» негативно отразилась на большинстве крупных региональных производителей, которых лидеры впервые потеснили в ключевых каналах продаж, особенно в Приволжском и Центральном регионах. В малом бизнесе заметно замедлились темпы открытия ресторанных пивоварен, но быстро увеличивается численность крафтовых. В 2018 году стоит ожидать небольшого роста рынка пива и сокращения доли AB InBev Efes в связи с интеграцией. ...

4-2017

Глобальный рынок хмеля

Локальная альтернатива массовому пиву, которую предложили независимые пивовары, принесла им успех и меняет мировой рынок. Пиво становится более разнообразным, транснациональные компании вынуждены принимать новые правила игры и смещать фокус на молодые и быстро растущие рынки. Все эти процессы вели к увеличению спроса ароматического и горького хмеля, а затем и к расширению посадок на двух континентах. Однако теперь в мире возник тренд сокращения потребления алкоголя, и сегодня кажется, что даже особого пива вскоре может оказаться достаточно. В этой связи на динамичном американском рынке хмеля уже возникли некоторые проблемы. Производители хмеля ЕС - осторожнее, не спешат обгонять потребление и более уверенно смотрят в будущее, судя по длине контрактов.

Рынок хмеля в России

Германия остается безусловным лидером на российском рынке хмеля, но последние два года здесь развивают успех чешские поставщики. Их экспансия и растущая популярность хмеля из США стали как драйверами роста поставок в 2016 году, несмотря на предшествующий скромный урожай в ЕС, так и фактором относительной стабильности в 2017 году. В этой связи в 2017 году соотношение сортов продолжало смещаться в сторону ароматических, а поставки хмеля Magnum и ряда других горьких сортов сократились. Впрочем, частично импорт гранулированного горького хмеля замещается экстрактами, в первую очередь у крупных производителей пива. Общие объемы поставок альфа-кислоты, по нашей расчетной оценке, сократились примерно на 5% и вернулись к уровню 2015 года. ...

Z_ban_web

Заговор против американского пива

Брайан Ринфрет (Brian Rinfret) любит импортированное из Германии пиво. Иногда он покупает Spaten. Время от времени пьет Bitburger. Когда ему было 25 лет, он открыл для себя Beck’s – светлое пиво, которое варят в Бремене в соответствии с Reinheitsgebot, германским законом о чистоте пива, принятым в 1516 году. Прочитав это на этикетке, Ринфрет попался на крючок.

Однако как-то раз пятничным вечером в январе Ринфрет, которому сейчас уже 52 года, остановился по дороге домой в местном винном магазине в Монро, штат Нью-Джерси, и купил 12 бутылок Beck’s. Приехав домой, он открыл первую. «Я подумал: “Что за черт?” – вспоминает он. – Оно было легким, слабым, отличалось от обычного, как ночь ото дня. Шипучее, просто газировка какая-то. Это было совсем не похоже на немецкое пиво – скорее, на Budweiser со вкусовыми добавками».

Ринфрет взглянул на этикетку и обнаружил, что его любимое пиво больше не варится в Бремене. Присмотревшись к мелкому шрифту, он прочел: «Изготовлено в США». Это глубоко его расстроило, как человека, который больше половины жизни пил Beck’s. Еще больше он был недоволен тем, что заплатил за пиво полную цену – столько же, сколько за импортное.

Ринфрет позвонил в компанию AB InBev, владеющую Beck’s и множеством других марок пива, включая Budweiser, и оставил телефонное сообщение. Ему никто не перезвонил. С электронной почтой ему повезло больше. Сотрудник AB InBev ответил, что Beck’s теперь варят в Сент-Луисе вместе с Budweiser. Но не бойтесь, заверил он Ринфрета - AB InBev использует тот же рецепт, что и всегда.

Ринфрета это не удовлетворило. В марте он пожаловался на официальной странице Beck’s в Facebook: «Beck’s, изготовленный в США, невозможно пить. Верните немецкий Beck’s, пожалуйста». Его поддержали многие. «Это издевательство», - возмутился другой недовольный любитель Beck’s. «Я очень расстроен, - заметил еще один. – Я больше 20 лет пил только это пиво». Ринфрет продолжал ругать Beck’s в Facebook, пока, по его словам, AB InBev не удалила его из списка друзей. «Они запретили мне писать на своем сайте. Я больше не могу размещать на нем сообщения», - жалуется он.

Однако компания не смогла надолго заставить Ринфрета замолчать. Теперь он пишет на странице в Facebook под названием «Импортируйте Beck’s из Германии» («Import Beck’s from Germany»). Судя по всему, AB InBev сейчас приходится расплачиваться за то, что она разочаровала лояльных потребителей вроде него. По словам Бампа Уильямса (Bump Williams), эксперта по пивоваренной отрасли из Стратфорда, штат Коннектикут, продажи Beck’s в американских продуктовых магазинах упали за 4 недели перед 9 сентября 2012 года на 14% по сравнению с тем же периодом прошлого года. «Им здорово досталось, - утверждает Уильямс. – Они потеряли слишком много покупателей после переноса производства». Продажи Budweiser в США также в последнее время снизились. Тем не менее, AB InBev исключительно рентабельна.

Таких пивоваренных компаний, как AB InBev, в мире никогда раньше не было. Она была создана в 2008 году, когда InBev, компания из бельгийского Левена, производившая Beck’s и Stella Artois, поглотила Anheuser-Busch, производившую Budweiser. Сумма сделки по недружественному поглощению составила 52 миллиарда долларов. После этого AB InBev стала господствующей пивоваренной компанией в США. Ей принадлежат 48% американского рынка. В Бразилии она контролирует 69% рынка, на российском рынке занимает второе место, на китайском - третье. Компании принадлежат больше 200 разных марок пива по всему миру – и она хотела бы приобрести еще.

Руководит AB InBev 52-летний Карлуш Бриту. Родившийся в Бразилии управленец давно стал мультимиллионером. Он свободно говорит по-английски и одевается как администратор из местного хозяйственного магазина. В штаб-квартире на Манхэттене он ходит в джинсах, в которые заправляет рубашку. На поясе – на всеобщем обозрении – он носит пропуск, хотя все и так прекрасно знают, кто он такой. Для остального мира он старается держаться тихо – в частности, он отказался давать интервью Bloomberg Businessweek. Возможно, причина такого поведения связана с особенностями характера, но, возможно, здесь кроется расчет. Семья Буш – одна из легендарных американских династий, и многие в США не в восторге от того, что Budweiser, американская марка пива, теперь принадлежит иностранной компании.

Это не означает, что у Бриту в Америке нет поклонников. Например, их много на Уолл-стрит, где инвесторов волнует не то, где варится пиво, а то, сколько оно приносит прибыли. А в этом Бриту силен. Когда InBev купила Anheuser-Busch, он за год сократил издержки объединенной компании на 1,1 миллиарда долларов. Доходность акций AB InBev сильно возросла. С момента поглощения они подорожали почти в четыре раза. В 2011 году Брито попал в «бейсбольную команду мечты» фэнтези-лиги управленцев по версии журнала Fortune на роль бьющего.

Аналитик Banco Santander Энтони Бьюкало (Anthony Bucalo) предположил в апреле, что Бриту планирует, в конечном счете, приобрести подразделение PepsiCo, занимающееся напитками. AB InBev уже сейчас служит дистрибьютором безалкогольных напитков PepsiCo в Бразилии, а запустить когти в Anheuser-Busch компании помогло именно дистрибьюторское соглашение. Согласно теории Бьюкало, Бриту хочет стать королем любых шипучих напитков в алюминиевых банках - независимо от их вкуса и содержащегося в них алкоголя.

Этому есть одно препятствие. Глава AB InBev отлично разбирается в финансах, но с продажей пива у него явно некоторые проблемы. С 2008 по 2011 год объем поставляемого компанией на американский рынок пива сократился на 8% - до 98 миллионов баррелей, сообщает сайт Beer Marketer’s Insights. В прошлом году пиво Coors Light обошло Budweiser и заняло второе место в Америке (на первом месте остается Bud Light). Бриту отталкивает поклонников импортного пива, переставая его импортировать, и одновременно настраивает против своей продукции любителей американского пива, меняя рецептуру Budweiser во имя сокращения расходов.

3 октября Бриту посетил президентские дебаты в Денверском университете. Он был в костюме и при галстуке, что для него необычно. С репортерами он общался, но ничего сенсационного им не сообщил. «Он никогда не говорит ничего заслуживающего освещения в печати, - заметил редактор Beer Business Daily Гарри Шумахер (Harry Schuhmacher), присутствовавший на дебатах по приглашению Бриту. - Я прозвал его “Ла Макина” (La M?quina), что по-португальски значит “машина”».

Шумахер знает Бриту лучше многих журналистов. Они вместе обедали, пили пиво. Однако после всех встреч с главой AB InBev он уходит с чувством замешательства. «Он 15 минут мне что-то объясняет, - говорит Шумахер. – Затем я расшифровываю запись – и оказывается, что это дословно то же самое, что он уже говорил Wall Street Journal. Я не понимаю, как он это делает. Он мастерски умеет говорить одно и то же».

Карлуш Алвеш де Бриту (Carlos Alves de Brito) родился в 1960 году. Он изучал машиностроение в Федеральном университете Рио-де-Жанейро и хотел получить степень MBA в какой-нибудь из американских бизнес-школ, но не мог себе это позволить. Друг семьи познакомил Бриту с богатым бразильским банкиром Жоржи Паулу Леманном (Jorge Paulo Lemann). Это оказалось удачным шагом. Как писал один из бразильских деловых журналов, у любого сотрудника принадлежащего Леманну банка было два способа моментально лишиться работы – появиться в бразильском глянцевом журнале Caras и купить иностранную машину. Позднее, в 1998 году, Леманн и его партнеры продали свой банк Credit Suisse почти за 1 миллиард долларов. Леманн решил, что у Бриту есть потенциал, и согласился оплатить ему программу MBA в Стэнфордском университете.

Закончив в 1989 году учебу, Бриту пришел работать в бразильскую пивоваренную компанию Brahma, в которой Леманн был директором и одновременно ключевым инвестором. Он возглавил в компании отдел продаж. Под его началом находилась армия торговых представителей, многие из которых передвигались на мотоциклах. В 1999 году Brahma слилась с пивоваренной компаний Antarctica и превратилась в AmBev, крупнейшую в Бразилии пивоваренную компанию. В 2004 году Бриту стал ее главой – и главным проповедником основанных на бережливости корпоративных ценностей, которых придерживался его ментор. В том же году AmBev слилась с бельгийской Interbrew, выпускавшей Beck’s и Stella Artois. Так возникла InBev. Эта сделка придала бразильцам респектабельности в международной пивной отрасли – ведь теперь они стали частью компании, владеющей многовековыми брендами. Главой новой фирмы стал Джон Брок (John Brock), ранее управлявший Interbrew. Через полтора года руководство перешло к Бриту и его бразильской команде.

InBev с самого начала не отличалась сентиментальностью. Вскоре после слияния она закрыла работавшую 227 лет пивоварню в британском Манчестере, где выпускалось пиво Boddingtons. Однако закрыть в 2005 году пивоварню в бельгийской деревне Хугарден, в которой делается популярное белое пиво Hoegaarden, оказалось сложнее. Компания столкнулась с сопротивлением. Сначала она заявила, что не может позволить себе сохранять этот завод, однако после двух лет протестов со стороны рабочих хугарденской пивоварни и любителей пива отказалась от своего решения. Официальный представитель AB InBev Лора Валлис (Laura Vallis) утверждает, что экспорт Hoegaarden неожиданно подскочил. «Такой рост бренда – хорошая новость для Hoegaarden и для любящих его потребителей со всего мира», - говорит она.

Однако некоторые любители Hoegaarden считают, что его вкус изменился. «По-моему, он стал не таким отчетливым, как раньше», - утверждает Иан Лоу (Iain Loe), представляющий «Кампанию за настоящий эль» (Campaign for Real Ale) – организацию, которая выступает в поддержку пивных и потребителей пива. «Можно часто видеть, что, когда международная компания покупает местную марку пива, производство резко возрастает. А если ты пытаешься производить больше пива, ты не хочешь, чтобы его вкус кому-нибудь не понравился, и поэтому его немного сглаживаешь»», - объясняет он. «Ориентация бренда на качество осталась прежней», - ответила на это Валлис.

Впрочем, несмотря на периодически случавшиеся неудачи, привычка Бриту упорно фокусироваться на прибылях приносила, в итоге, желаемые результаты. Коэффициент прибыльности InBev (без учета налогов и инфляции) составлявший в 2004 году 24,7%, вырос к 2007 году до 34,6%. Стоимость ее акций почти утроилась. Однако затем Бриту стало нечего сокращать. В начале 2008 года показатели InBev перестали расти, и позиции ее акций поколебались.

Инвесторы ждали новой сделки, и Бриту организовал поглощение Anheuser-Busch. Он был хорошо знаком с объектом: крупнейшая пивоваренная компания США была американским дистрибьютором выпускаемых InBev марок пива с 2005 года. Главе Anheuser-Busch Августу Бушу IV (August Busch IV), пятому представителю семьи Бушей, управлявшему фирмой, не удалось справиться с «Ла Макина» и его наставником Леманном, который вошел в число директоров InBev, и 14 июля 2008 года совет директоров Anheuser-Busch уступил InBev, предложившей 70 долларов за акцию.

Торжествующий Бриту пообещал, чтоAB InBev станет глобальной пивоваренной компанией с тремя общемировыми брендами—Stella Artois, Beck’s и Budweiser. «Мы уважаем Anheuser-Busch, ее бренд, то, что она сделала для бизнеса, ее команду, - заметил Бриту в видеоинтервью бельгийской газете De Standaard. - На наш взгляд, прекрасно, что мы сумели объединить компании. Мы теперь сможем многого добиться».

Ориентированному на показатели управленцу вроде Бриту такая старая семейная компания, как Anheuser-Busch предоставила массу возможностей для сокращения расходов. Он уволил около 1400 человек - примерно 6% штата компании в США. Он продал активы на сумму в 9,4 миллиарда долларов - в частности парки развлечений Busch Gardens и SeaWorld. AB InBev также постаралась сэкономить на таре. Она уменьшила этикетки и сделала тоньше стенки бутылок, а также стала использовать менее прочный картон для своих упаковок и ящиков. Раньше Anheuser-Busch настаивала на использовании для своего пива только целых зерен риса. AB InBev устраивают и сломанные. «При покупке риса нам важна его свежесть, а не то, целы ли зерна», - утверждает Валлис.

С поставщиками компания тоже обошлась жестко. Anheuser-Busch давно гордилась обогащающим вкус Budweiser использованием при производстве пива буковой стружки. Одним из двух ее поставщиков был Том Юрани (Tom Urani), владелец Beechwood Corp., располагавшейся в Миллингтоне, штат Теннеси. «В ноябре 2008 года аэрофотоснимок нашей фабрики фигурировал в общенациональной рекламной кампании, провозглашавшей, что главное в Anheuser-Busch – это люди, места и качество», -вспоминает Юрани.

После слияния AB InBev сообщила Юрани, что у нее останется только один поставщик бука – и это будет не Beechwood Corp. По его словам, это стало концом для его бизнеса. Кому еще кроме производителей Budweiser могли понадобиться большие количества буковых стружек? В последний день Юрани устроил вечеринку, на которую пригласил и Бриту – правда, тот не пришел. В тот же день он выпил перед телекамерами свой последний бокал Budweiser. «Теперь я перешел на бурбон, - говорит он, - и сбросил вес». AB InBev утверждает, что ценит услуги, которые Юрани много лет оказывал компании.

Такую же беспощадность Бриту проявил и тогда, когда дело дошло до привилегий, к которым привыкли сотрудники Anheuser-Busch. Он наполовину сократил количество телефонов BlackBerry. Высокопоставленные менеджеры, раньше летавшие на корпоративных самолетах, теперь стали пользоваться обычными рейсами. Он снес внутренние стены в сент-луисском One Busch Place и превратил его в офис с открытой планировкой. Все – включая самого Бриту – стали работать в одинаково спартанских условиях. В Нью-Йорке Бриту делит большой стол со своими начальником отдела продаж и главным финансистом. «Мы всегда говорим, что чем экономнее бизнес, тем больше у нас денег останется в конце года, чтобы их разделить, - заявил он в 2008 году в своей речи в Стэнфорде. – У меня нет корпоративной машины – мне это не нужно, я могу купить свою собственную. Мне не нужно, чтобы компания давала мне пиво – я могу купить себе пиво сам».

«Бриту - очень искренний и прямой человек, - считает Кейт Леви (Keith Levy), бывший сотрудник Anheuser-Busch, ставший после слияния вице-президентом по маркетингу в США и покинувший компанию в 2011 году. – Осознать, из чего он исходит, обычно просто – между тем с семьей Буш так бывало далеко не всегда. Прошу понять меня правильно: и Август III, и Август IV были динамичными и дальновидными лидерами. Просто у них дело никогда не обходилось без театральности и драматизма».

Как бы далеко ни заходила индустриализация, каждая банка пива начинается как живое существо. Производить пиво – не то же самое, что производить лимонад. Оно ближе к хлебу – такой же сельскохозяйственный продукт, который надо готовить с использованием живых дрожжей. Соответственно, пивоварам приходится много иметь дело с фермерами. В связи с этим результаты деятельности Бриту почувствовали на себе многие за пределами Америки.

В германском регионе Халлертау мелкие фермеры с давних пор зарабатывают себе на жизнь, выращивая высококачественный хмель – и в том числе Hallertauer Mittelfr?h, неотъемлемый компонент Budweiser. В конце концов, Budweiser, исходно был пивом в чешском стиле и варился из европейских ингредиентов. Горький хмель обеспечивает пиву его характерный суховатый привкус. Однако после поглощения 2008 года AB InBev объявила, что она прекращает закупки хмеля из Халлертау. «Они сказали, что не собираются больше использовать Hallertauer Mittelfr?h, - рассказывает Йоханн Пихльмайер (Johann Pichlmaier), председатель Ассоциации германских производителей хмеля. – В последние годы нам пришлось снизить посевные площади».

Семья фермера Мартина Бауэра (Martin Bauer) выращивает хмель в Хюлле уже шесть поколений. Сейчас у него не слишком много дел. Он слоняется по своему амбару в фланелевой рубашке и комбинезоне. Работать на ферме он продолжает не для денег, а просто чтобы что-то делать. Раньше все было совсем иначе. Бауэр тепло вспоминает, как он встречался с Августом Бушем III, раз в год приезжавшим в Халлертау с кортежем на «мерседесах». По его словам, бывший глава Anheuser-Busch CEO всегда платил за Hallertauer Mittelfr?h высокую цену. Об AB InBev он ничего хорошего сказать не может. По его словам, компания использует дешевый и менее ароматный хмель. «Пока люди покупают то, что они варят, они не отступятся, - считает Бауэр. – Все равно китайцы и латиноамериканцы предпочитают сравнительно легкое пиво».

Эрна Штангльмайр (Erna Stanglmayr) была еще мрачнее. Она считает, что AB InBev убивает небольшие фермы, выращивающие хмель, - такие как та, которой они с мужем владеют уже 35 лет. По ее мнению компании еще предстоит расплатиться за свою мелочность. «Если экономить на хмеле, пиво теряет вкус, - предупреждает Штангльмайр. – В конечном итоге, им придется понять, что покупатели хотят качественное пиво».

Вилли Бухольцер (Willy Buholzer), директор AB InBev по международной закупке хмеля, уверенно заявил по телефону из Мюнхена, что компания сохраняет традиционную рецептуру и по-прежнему использует Hallertauer Mittelfr?h. По его словам, AB InBev перестала закупать хмель только потому, что у нее имеются излишки. «У нас просто сейчас слишком много запасов, - уверяет Бухольцер. – Нам нужно сделать перерыв на пару лет».

Между тем бывший высокопоставленный сотрудник AB InBev, попросивший не называть его имени, так как он не хочет проблем с бывшим работодателем, утверждает нечто совсем другое. По его словам, компания экономит около 55 миллионов долларов в год, заменяя в Budweiser и других американских марках пива дорогие сорта хмеля – в частности Hallertauer Mittelfr?h – сравнительно дешевыми. Неизвестно, заметил ли это средний потребитель Budweiser или нет, но пива он стал пить меньше.

Впрочем, с точки зрения инвесторов, Бриту блестяще справляется со своими обязанностями. Компания заработала столько, что к 2011 году смогла выплатить значительную часть тех 54 миллиардов долларов, которые она заняла, чтобы финансировать поглощение Anheuser-Busch. В результате Бриту и еще 39 руководителей получили в том году опционы на покупку акций на сумму в 1,3 миллиарда долларов.

Зачастую в такие удачные годы руководители корпораций устраивают себе нечто вроде триумфа. Пиарщики организуют им интервью в деловой прессе, в которых они рассказывают, как они достигли успеха. Их фотографии появляются на обложках журналов. Бриту, напротив, держался тихо. Обсуждение его бразильского детства ему бы ничего не дало. Оно явно не увеличило бы продажи Budweiser в США. Да и вообще это не в стиле AB InBev.

Впрочем, у Бриту был еще один важный повод для скрытности. Он управляет бизнесом AB InBev в США в духе частного инвестора. Он повысил выручку и прибыль, но добился этого практически исключительно двумя способами – поднимая цены и сокращая производственные издержки. С балансом компании это сотворило чудеса. «Если вы посмотрите на то, что сделала AB InBev с тех пор, как она поглотила Anheuser-Busch, вы увидите, что она намного повысила прибыльность компании, - утверждает Тревор Стерлинг (Trevor Stirling), аналитик Bernstein Research, специализирующийся на пивной отрасли и видящий в критике, которая звучит в адрес фирмы, некоторую ксенофобию. – Это что, не по-американски? Неужели повышение прибыльность бизнеса идет вразрез с конституцией?»

Однако рост цен также снизил спрос на Budweiser и Bud Light в их родной стране. Поставки Bud Light на американский рынок упали с 2009 до 2011 года на 3% - до 39 миллионов баррелей, сообщает Beer Marketer’s Insights. Bud потерял 13%. По данным того же Beer Marketer’s Insights, до поглощения Anheuser-Busch наращивала объемы поставок.

Президент Beer Marketer’s Insights Бендж Стайнман (Benj Steinman) считает, что для AB InBev приемлемо обменять объемы на прибыльность. «Думаю, их устраивает эта ценовая стратегия, - говорит он. – В общем и целом, произошло то, чего и хотела компания». Пол Чайб (Paul Chibe), отвечающий в AB InBev за маркетинг в США, уверяет, что на Budweiser существует «ураганный спрос» за границей. По его словам, в 2011 году 44% продаж Bud были зарубежными (три года назад зарубежными были только 28% продаж). Он также говорит, что компания всеми силами старается возродить продажи в Америке. «Люди ожидают немедленного восстановления, - жалуется Чайб. – Это нереально. Нам потребуются годы».

Попытки Бриту выжать доллары из других сильных брендов, такие как перенос производства Beck’s и Bass в США, были также встречены с недовольством. У Beck’s дела обстоят плохо. По данным Bump Williams Consulting, продажи Bass в продуктовых магазинах также упали за четыре недели перед 9 сентября 2012 года на 17% по сравнению с тем же периодом 2011 года. «Они наносят ущерб этим брендам, - полагает Герард Рейк (Gerard Rijk), аналитик ING, специализирующийся на напитках. – Сущность Beck’s заключается в том, что это германский бренд с германской водой, германским солодом, германским хмелем. Их волнует не укрепление бренда, а только сокращение издержек. Точка. Heineken так бы никогда не поступила».

Между тем AB InBev не видит повода для волнения. По словам Чайба, рецептуру ни того, ни другого пива компания не меняла. Почему же потребители возмущаются? «Возможно, дело в том, что сейчас пиво поступает в магазины более свежим, а покупатели к этому не привыкли, - предполагает он. – Мы очень строго подходим к пивоварению. Мы ориентированы на качество».

AB InBev продолжает менять знаменитые бренды и испытывать терпение традиционалистов такими новшествами, как Michelob Ultra Dragon Fruit Peach. Ранее в этом году она вызвала волну возмущения в британских таблоидах, снизив содержание алкоголя в Stella Artois, Budweiser и Beck’s с 5% до 4,8%. «Британцы исторически пьют сравнительно слабоалкогольное по американским стандартам пиво», - утверждает Стерлинг из Bernstein Research. Он одобряет решение AB InBev, отмечая, что оно позволит компании сэкономить деньги, так как налоги в Британии зависят от содержания алкоголя. Со своей стороны компания называет этот шаг «еще одним примером нашей заботы о потребителе».

Аналогичный подход AB InBev применила и в случае Goose Island, небольшой чикагской пивоварни с хорошей репутацией, которую компания купила в 2011 году, чтобы противостоять растущей угрозе со стороны крафтового пива. Спустя три месяца после сделки AB InBev начала варить фирменное пиво Goose Island - 312 Imperial Pale Ale, названное в честь телефонного кода Чикаго, — в Болдуинсвилле, штат Нью Йорк, телефонный код которого 315. Грэм Хаверфилд (Graham Haverfield), директор по пиву Винной библиотеки в Спрингфилде, штат Нью-Джерси, утверждает, что он получил индийский светлый эль, сваренный в Портсмуте, штат Нью-Гемпшир, урожайный эль с севера штата Нью-Йорк и пиво в бельгийском стиле с чикагской пивоварни Goose Island.

Это создает для него проблемы. «Если клиент прямо спросит меня, пробовал ли я это, я не знаю, что ответить, - вздыхает он. – В последний раз, когда я его пробовал, его варили в другом месте». Он остается поклонником пивоварни Goose Island, но не знает, что AB InBev с ней сейчас делает. «Мне не нравится, когда к крафтовому пиву – в частности к пиву Goose Island - подходят как к массовому бренду, - говорит Хаверфилд. – Это опасный путь». Валлис с ним не согласна: «Мы хотим, чтобы Goose Island развивалась правильным для пивоварни и ее брендов образом».

Бриту любит говорить, что он выполняет свои обещания сокращать расходы и выплачивать долги. Иногда даже перевыполняет. Однако это же загнало его в ловушку. Когда он закончил с последним этапом слияний и поглощений, акционеры начали обращать больше внимания на то, что AB InBev теряет позиции на американском рынке. В течение большей части 2011 года акции компании не росли.

В январе AB InBev выпустила Bud Light Platinum – свое первое значимое новое пиво в США с момента поглощения Anheuser-Busch. Оно продается в изящных синих бутылках и содержит почти на 2% больше алкоголя, чем материнский бренд. Оно также дороже, чем он. AB InBev отпраздновала запуск нового продукта, проведя встречу с инвесторами на Нью-Йоркской фондовой бирже. Бриту явно давал понять Уолл-стрит: мы вплотную занялись проблемой убывающей доли на рынке США.

Вслед за этим, в апреле, AB InBev выпустила напиток Bud Light Lime-A-Rita, адресованный молодым женщинами, которые предпочитают крепкое спиртное. Не важно, что всего тремя годами раньше она прекратила выпускать аналогичный продукт под названием Tequiza. «Это был полный провал, - утверждает консультант по пивной отрасли Майк Мадзони (Mike Mazzoni). – Tequiza была просто невкусной». AB InBev, впрочем, заявила, что на этом неудачном опыте она многому научилась.

Вскоре Бриту порадовал инвесторов, дав, наконец, им то, чего они хотели – очередную сделку. Когда AB InBev купила Anheuser-Busch, она получила около 50% Grupo Modelo, крупнейшей пивоваренной компании в Мексике, производящей Corona – импортное пиво №1 в Америке. В июне Бриту объявил, что AB InBev приобретет остаток компании за 20 миллиардов долларов. Он также добавил, что Budweiser и Corona станут флагманскими продуктами фирмы. Beck’s на сей раз он упоминать не стал. «Beck’s в компании больше не котируется, - утверждает аналитик из ING Рейк. – Для нее намного важнее Budweiser, Stella Artois и – в перспективе – Corona». Акции AB InBev подскочили. Сейчас сделка должна получить одобрение Министерства юстиции США.

Что Бриту будет покупать в следующий раз? Вариантов осталось не так уж много. Разумеется, есть Pepsi. Аналитики также предполагают, что он может приобрести SABMiller, вторую по величине в мире пивоваренную компанию. (AB InBev молчит.) Это стало бы серьезным достижением и добавило бы к линейке AB InBev такие марки, как Coors Light и Foster’s. Однако для главы компании последствия этого шага могут оказаться двойственными. После еще одного карнавала сокращения издержек у него больше не останется простых способов поднимать стоимость акций AB InBev. В таком случае Бриту останется только одно – продавать пиво.

7 Ноя. 2012

 

Заговор против американского пива

">

Реклама

cbb100100

Фильтр для пива

kegi_pilsena

gea

jg

100_100_2018_RUS

BVM18_100x100_RU

marketing1

agroinkom_beer_100x100

interfood_18_100x100_vis

Темы статей

Счетчики



Для пресс-службы