Точное соответствие
Искать в заголовках
Искать в содержании
Search in comments
Search in excerpt
Искать в новостях и журналах
Искать на страницах
Search in groups
Search in users
Search in forums
Filter by Custom Post Type
Filter by Categories
Журналы
Новости
pivnoe-delo_logo

Top-статьи

Журналы

2-2018

Динамика российского рынка пива близка к нулю, но крупные производители расслоились на тех, кто заметно вырос в 2017 году и на тех, кто заметно сократил объемы. В частности, компании Efes удалось существенно увеличить продажи благодаря сдержанной ценовой политике и активности в сетевой рознице. Также отличный рост показала компания Heineken благодаря резкому увеличению рекламных бюджетов, выпуску безалкогольного сорта титульного бренда и необычной активности в экономичном сегменте рынка. Carlsberg и AB InBev сфокусировались на марже и потеряли долю рынка своих доступных брендов. Большая зависимость от ПЭТ-упаковки и массовое увлечение выпуском «Жигулевского» негативно отразилась на большинстве крупных региональных производителей, которых лидеры впервые потеснили в ключевых каналах продаж, особенно в Приволжском и Центральном регионах. В малом бизнесе заметно замедлились темпы открытия ресторанных пивоварен, но быстро увеличивается численность крафтовых. В 2018 году стоит ожидать небольшого роста рынка пива и сокращения доли AB InBev Efes в связи с интеграцией. ...

4-2017

Глобальный рынок хмеля

Локальная альтернатива массовому пиву, которую предложили независимые пивовары, принесла им успех и меняет мировой рынок. Пиво становится более разнообразным, транснациональные компании вынуждены принимать новые правила игры и смещать фокус на молодые и быстро растущие рынки. Все эти процессы вели к увеличению спроса ароматического и горького хмеля, а затем и к расширению посадок на двух континентах. Однако теперь в мире возник тренд сокращения потребления алкоголя, и сегодня кажется, что даже особого пива вскоре может оказаться достаточно. В этой связи на динамичном американском рынке хмеля уже возникли некоторые проблемы. Производители хмеля ЕС - осторожнее, не спешат обгонять потребление и более уверенно смотрят в будущее, судя по длине контрактов.

Рынок хмеля в России

Германия остается безусловным лидером на российском рынке хмеля, но последние два года здесь развивают успех чешские поставщики. Их экспансия и растущая популярность хмеля из США стали как драйверами роста поставок в 2016 году, несмотря на предшествующий скромный урожай в ЕС, так и фактором относительной стабильности в 2017 году. В этой связи в 2017 году соотношение сортов продолжало смещаться в сторону ароматических, а поставки хмеля Magnum и ряда других горьких сортов сократились. Впрочем, частично импорт гранулированного горького хмеля замещается экстрактами, в первую очередь у крупных производителей пива. Общие объемы поставок альфа-кислоты, по нашей расчетной оценке, сократились примерно на 5% и вернулись к уровню 2015 года. ...

Z_ban_web

Россия. Пьянка без рекламных пауз

Дожив до двадцати одного года — возраста, когда в Америке, например, уже можно покупать выпивку, российский рекламный рынок алкоголя приказал долго жить. Веселые, в бутлегерском духе похороны обеспечил ему недавно подписанный президентом закон "О рекламе".

Последняя реклама (остались, напомним, только пиво и крепкий алкоголь на спутниковых каналах) выметается с радио и телевидения, алкоголь любой степени крепости изымается из интернета. Про интернет — смешнее всего. "Сеть "Интернет" в настоящее время является информационно-телекоммуникационным ресурсом, которым пользуется преимущественно молодежь страны",— стращали авторы закона в пояснительной записке, но что конкретно они смогут сделать, чтобы злостный ресурс прекратил спаивать юношество, депутаты не написали. ФАС сразу предупредила, что не располагает возможностями для контроля даже за рунетом.

Впрочем, почти все это время, то есть 21 год, было сплошным противостоянием эроса и танатоса. Тяжелой поступью надвигались на жизнестойкое бухло запреты, вынуждая рекламщиков шевелить мозгами, бюджеты перетекали из одних рук в другие, лобби билось об лобби. Народ между тем стал пить в среднем на 20% больше, чем два десятилетия назад, а конкретно пива — больше почти в пять раз. И будет пить, даже если законодателям удастся победить страшный интернет.
Двадцать один веселый год
Водочное лобби, главной мишенью которого стало рекламируемое по телевизору пиво, выдумало термин "пивной алкоголизм", утверждая, что он хуже обычного
Фото: PhotoXpress
Фактически до 1996 года никаких запретов на рекламу алкоголя не существовало. Как следствие — никакой яркой тогдашней рекламы ведь и не вспомнишь. Все было очень блекло, утилитарно: вот, дескать, водка, а вот пиво, кушайте на здоровье. Драйв пошел позже, когда запретили рекламировать крепкий алкоголь, но торговую марку — разрешили. Тогда поющий бизнесмен Владимир Жечков (группа "Белый орел"), владелец рекламного агентства "Премьер СВ", выпустил на экраны ролик водки "Белый орел" с пьяным лебедем в пачке, который на самом деле не лебедь, а все тот же "белый орел"...
Потом производители повально увлеклись "зонтичными брендами", шутки ради рекламируя одноименные своему алкоголю минеральную воду, слабоалкогольные коктейли или сырки. Пропагандировали минеральную воду "Гжелка", "Вальс-Бостон", "Славянская" (слоган у последней был "Человек может не пить три дня. А может пить"). "Флагман" увлекался выпуском конфет и сигарет. Креативнее всех к этому процессу подошел, пожалуй, украинский Nemiroff, активно завесивший российские города рекламой маринованного перца. Его он рекламировал даже во время боев братьев Кличко, титульным спонсором которых он был. "Конечно, объемы воды были не такими, как водки",— со смехом вспоминает свой опыт выпуска минералки владелец ТПГ "Кристалл" и бренда "Гжелка" Сергей Зивенко. "Никто ничего не выпускал: держали пару ящиков минералки на складе, только чтобы показать проверяющим органам",— уточняет Вадим Дробиз, глава Центра исследований федерального и региональных рынков алкоголя (ЦИФРРА).
Затем была эпопея с ограничением рекламы пива. И надо сказать, что в конце 90-х пивные концерны действительно поработали с аудиторией на славу. Суммарный объем пивной рекламы в телевизоре существенно превосходил показатели других видов алкоголя и занимал четвертое место после средств гигиены, йогуртов и шоколадок. Но самое главное — пивная реклама, в отличие от водочной, стремилась не просто увеличить потребление, но сделать продукт эдаким модным аксессуаром, с модели "водка без пива — известно что" переключить народ на "пиво между делом" в духе "кто идет за "Клинским"?".
В итоге последовал запрет рекламировать продукцию до 22:00 по телевидению, использовать в рекламе образы людей и животных, а также спонсировать спортивные мероприятия.
Пивовары пришли в себя, вспомнили о социальной ответственности, начали снимать ролики о том, как плохо ездить пьяным за рулем, и даже разработали единый знак, предупреждающий о том, что они не продают пиво несовершеннолетним. Но было поздно. Зато большинство телеканалов обзавелись на деньги пивных концернов ночным эфиром, обильно перекладывая сцены из фильмов жутковатыми городами-призраками, населенными лишь пивными бутылками.
За немца и русского

Те, кто утверждает, что реклама не влияет на модель потребления алкоголя, бессовестно врут. Сегодня, прожив 21 год с рекламой алкоголя, можно констатировать, что Россия просто стала пить иначе. Во-первых, больше. По оценке Вадима Дробиза, "в абсолютном алкоголе" — в пересчете крепости на литр — больше процентов на двадцать. Во-вторых, мы сделали гигантский шаг в сторону Европы, а именно: водка разделила место титульного напитка с пивом. Хотя, надо отдать нам должное, мы не оторвались от корней: водки россиянин по-прежнему выпивает столько же, сколько пил веками. Общими усилиями страна выкушивает чуть больше 150 млн дал водки в год — их же потребляли и десять лет назад, и двадцать, и тридцать. Но и пива россиянин, напомним, стал пить почти в пять раз больше. Конечно, здесь важны и другие факторы: пиво появилось в больших количествах как таковое, и стало продаваться в ларьках, и было дешево, но очень большую роль, безусловно, сыграла и реклама. В начале 90-х выпивали 15 литров пива на человека в год, сейчас — 70 литров. Совсем как англичане и голландцы, всего-то в полтора раза меньше немцев, с большим отрывом идут чехи — кроют нас более чем в два раза. Водке с пивом на чемпионском месте тесно, а потому пивное лобби наше движение в сторону Европы называет "борьбой за понижение градуса алкоголя", а водочное — выдумало, наоборот, термин "пивной алкоголизм", который, дескать, "хуже водочного". Именно водочное лобби виновато в окончательном изгнании пивоваров с рекламного рынка — так считают сами пивовары, и отчасти они, наверное, правы. "Мы поддерживаем ограничения и считаем их достаточными",— не скрывает удовлетворения председатель правления Союза производителей алкогольной продукции Дмитрий Добров.

Пить будем строже
Фото: Евгений Переверзев, Коммерсантъ
Общими усилиями лоббисты и другие радетели о здоровье нации уничтожили рекламный рынок, который на пике своем, в середине нулевых, составлял более $600 млн. Но если появление рекламы алкоголя изменило потребление, то ее исчезновение, по мнению большинства экспертов, уже почти ничего не изменит. Действительно, с пивом уже дело сделано, из рациона оно уже никуда не денется, а водка, как было сказано, стоит на своем месте незыблемо, как скала.
"Пить меньше точно не станут,— уверен Вадим Дробиз.— Во всем мире идет рост потребления алкоголя примерно на несколько процентов в год". Учитывая, что наше место в потреблении алкоголя на душу населения совсем не первое, а всего лишь пятое, для роста у нас действительно потенциал огромный — еще нужно догнать Молдавию, Венгрию, Чехию и Уганду.
Главный нарколог Минздравсоцразвития Евгений Брюн полагает, что отсутствие рекламы все же скажется — но не на этом поколении, а на следующем. "Реклама вынуждает покупать не конкретно рекламируемую бутылку, а создает общий информационный фон. Это поколение мы уже пить не отучим, но ограничительные меры могут сказаться на следующем",— считает Евгений Брюн.
Но если на объемах выпитого запрет в обозримом будущем не скажется, то конкретные бренды могут, конечно, и пострадать.
Скорее всего, в ближайшее время потребителю придется отвыкать от изобилия брендов на полках. Здесь виновата не только реклама. Собственно, и пивной рынок, и водочный уже довольно сильно монополизированы. На пять западных концернов приходится 85% рынка пива. Каждый из этих пяти концернов, не имея нужды тратить деньги на маркетинг, сделает по три-четыре марки и на этом успокоится. Водочных производителей побольше, но и тут давно идут процессы консолидации: еще несколько лет назад предприятий было около тысячи, и каждый в своем регионе был королем, а сейчас — слава Росалкогольрегулированию — правят бал 10 федеральных заводов. И каждый из них, скорее всего, тоже не будет размениваться на ерунду, а сделает по три бутылки — дорогую, среднюю и дешевую. Помимо маркетинговых соображений, у водочников этот шаг обусловлен еще и ростом акцизных сборов. Маркетинговые бюджеты частично пойдут в розницу (в местах продаж реклама не запрещена). Будет также одно послабление, связанное с обязательствами России принять несколько крупнейших спортивных мероприятий (прежде всего, конечно, чемпионат мира по футболу-2018), спонсорами которых традиционно выступают пивовары. Требования нового законодательства не будут распространяться на рекламу пива, размещенную в месте события, которое транслируется в записи или прямом эфире, поясняют в ФАС, добавляя, правда, что речь идет только о зарубежных трансляциях. Однако Дума вынуждена будет рассмотреть поправки, которые разрешат транслировать подобную рекламу и с отечественных стадионов,— принципиальная договоренность между руководителем ФИФА Йозефом Блаттером и Владимиром Путиным в этом вопросе уже есть.
Но большей частью эти бюджеты никуда не пойдут. Таким образом, воевавшие десятилетиями пивное и водочное лобби могут уже наконец обняться: главным итогом войны стало повышение рентабельности бизнеса тех алкогольных производителей, которые сумели до веселых похорон рекламного рынка дожить.
А на очереди — табак. Его пока разрешено рекламировать в прессе и интернете, но соответствующие законопроекты, вводящие ограничения на рекламу табака, уже находятся на согласовании в профильных министерствах. Причем наиболее радикальные "ястребы" из Минздрава хотят продавить поправку, которая полностью запрещает выкладку сигарет в витринах магазинов, чтобы потребителям сигарет пришлось покупать их "по памяти".
Закон о провоцирующей закуске
Личная инициатива
Когда вокруг универсамов выстраивались "петли Горбачева", ушлые мужики в городе Пермь, помнится, покупали водку прямо с ликеро-водочного завода. Кричали пароль: "Ва-ся!" — в круглую дырку в бетонном заборе на высоком берегу Камы, потом совали туда купюру. Оттуда выезжала бутылка. Самого Васю-несуна никто не видел. В Москве в эпоху запретов и дефицита бутлегером был всякий таксист — четыре конца против госцены бутылки, и можно никуда не ехать. Пить водку в "Макдоналдсе" всегда было нельзя, но в начале 1990-х почему-то очень хотелось. Фастфуд прекрасным образом превращался в лонгдринк: студенты заливали белую в стаканы колы и потягивали через трубочки. Персонал все понимал хотя бы по хоровому пению, но установка была улыбаться посетителям, а не пытаться их вывести на чистую колу. Подобные запреты действуют, но не в отношении тех, кому нужно их обойти. Гасят импульсный спрос, но не потребность. Из-за того что марихуана легально не продается, ее и правда не покупают те, кому она нужна только для смеха. Но у настоящих поклонников она не переводится.
Остается верить на слово главному наркологу Минздрава Евгению Брюну, что после запрета на ночную продажу водки "белочек" стало меньше: вряд ли достоверна статистика в сфере наркологических услуг, которые по большей части анонимны. Но все же многие замечали: встречаются друзья, идут в магазин. Выясняется, что уже поздно. Машут рукой — так посидим. Если же речь о продолжении банкета, приходится "полировать": сидели с водкой, досиживают с пивом. С этой точки зрения полный запрет на ночную продажу алкоголя (и пива тоже) с 2013 года выглядит логичнее нынешнего, который будто пролоббирован кем-то, собирающимся вывести на рынок коктейль "ерш".
При этом очевидно, что для тех, кто "если решил, то выпьет обязательно", будет формироваться куда более остроумная сфера услуг, чем при Горбачеве и раннем Ельцине. В Москве успешно действуют такие интернет-магазины, как "Алкобрелок". "Каждый купивший брелок получает крепкий алкоголь в подарок!" — завлекает сайт. Дарить алкоголь не запрещено ни ночью, ни днем. За пределами столицы уже используется такая сюрреалистическая лакуна, как отсутствие запрета на сдачу бухла в аренду: ночью его привозят вместе с договором аренды, если утром не возвращаете бутылку, денежный залог остается у арендодателя. Или схема с общественной организацией: платите вступительный взнос, получаете бутылку. Запретят арендовать алкоголь? Появятся, скажем, сайты знакомств, где "встречусь с брюнетом-армянином" — это заказ на коньяк "Арарат".
Что останется власти делать с новыми бутлегерами? То же, что с мелкими травкодилерами,— не обращать внимания. И продолжать разрабатывать ограничения. Если вдуматься, помимо алкоголя на прилавках полно калорийной еды, запрет продажи которой после 22:00 в общенациональном масштабе сократил бы ночной жор, ведущий к обдаминальному ожирению граждан. Начать, конечно, нужно с определения перечня провоцирующей закуски: сало, селедку и соленые огурцы кассы должны переставать пробивать сразу после передачи "Спокойной ночи, малыши".
Юрий Львов



7 Авг. 2012

 

Россия. Пьянка без рекламных пауз

">

Реклама

cbb100100

Фильтр для пива

kegi_pilsena

gea

jg

100_100_2018_RUS

BVM18_100x100_RU

marketing1

agroinkom_beer_100x100

interfood_18_100x100_vis

Темы статей

Счетчики



Для пресс-службы