Точное соответствие
Искать в заголовках
Искать в содержании
Search in comments
Search in excerpt
Искать в новостях и журналах
Искать на страницах
Search in groups
Search in users
Search in forums
Filter by Custom Post Type
Filter by Categories
Журналы
Новости
pivnoe-delo_logo

Top-статьи

Журналы

3-2017

10+1 тенденций пивного рынка России 2015-2017

Несмотря на умеренно негативные прогнозы 2017 года, рынок пива вскоре может стабилизироваться. Но годы отрицательной динамики привели к тому, что маркетинг все чаще сводится к «оптимизации» и искусству балансирования между ценой и объемами. Увеличение веса супермаркетов означает усиление роли трейд-маркетинга. С этими процессами и связаны большинство описанных тенденций. В то же время инфляция федеральных брендов ведет к поиску вкусов, каналов продаж и форматов контакта, которые вносят реальное разнообразие и усложняют рынок пива, но уже не подразумевают существенного прироста объемов. Перечислим и далее рассмотрим подробно десять тенденций пивного рынка, которые видны на отрезке 2015-2017 гг., а также главное событие 2017 года.

Рынок пива Украины 2017

В первой половине 2017 года украинский рынок пива продолжает медленно сокращаться. Впрочем, компаниям уже удается компенсировать выпавшие натуральные объемы за счет роста цен и улучшения структуры продаж. При этом сокращается среднеценовой сегмент рынка, но растут продажи премиальных брендов. Эти процессы связаны с укреплением позиций компаний Carlsberg Group и Oasis и сокращением доли рынка «Оболони». Большинство новинок лидеров рынка относятся к категориям крафтового пива и hard lemon.

z_ban_web2-4

Россия. Как побороть пьянство?

Поможет ли в этом увеличение акцизов?
Всё громче звучат призывы резко увеличить акцизные ставки на пиво, запретить рекламу пива, ограничить его продажу и т.д.. Вот уже и президент объявил "крестовый поход" против пива. Всё это делается под видом заботы о здоровье нации, борьбы с пьянством. Помогут ли эти меры? В том ли направлении идёт работа? И в пиве ли всё зло? На эти вопросы в эфире радиостанции "Эхо Москвы" отвечали Даниил Бриман  (Председатель Совета Союза российских пивоваров) и Александр Немцов (Глава отделения Московского НИИ психиатрии Минздравсоцразвития).
А.ВОРОБЬЕВ: 16 часов и 6 минут в Москве, еще раз добрый день. Даниил Бриман, председатель Совета Союза российских пивоваров, вице-президент по корпоративным вопросам «Пивоваренная компания «Балтика». Здравствуйте.
Д.БРИМАН: Добрый день.
Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Здравствуйте.
А.ВОРОБЬЕВ: Александр Немцов, глава отделения Московского НИИ психиатрии Минздравсоцразвития. Добрый день.
А.НЕМЦОВ: Добрый день.
Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Здравствуйте, Александр Викентьевич.
А.ВОРОБЬЕВ: Как побороть пьянство? Ну, такая, на самом деле, тема, которая звучит уже неделю в очень активном таком режиме после того как президент Дмитрий Медведев дал старт, что называется, антиалкогольной кампании. Много споров она вызывает, эта компания. Во всяком случае, споры крутятся вокруг методов решения этой проблемы. Считаете ли вы, что кампания антиалкогольная, начатая Медведевым, ну, во всяком случае, анонсированная, способна принести результаты в том виде, в котором она сейчас предлагается.
А.НЕМЦОВ: Я думаю, что нет.
А.ВОРОБЬЕВ: Это Александр Немцов, прошу вас.
А.НЕМЦОВ: Я думаю, что упущено время, когда можно было справиться с этой проблемой. Сейчас распространение пьянства приняло такие размеры, а главное, что значительная его часть ушла в подполье, и с этим подпольем побороться очень сложно.
А.ВОРОБЬЕВ: Что вы имеете в виду под «подпольем»?
А.НЕМЦОВ: Я имею в виду подпольное, нелегальное производство крепких, главным образом алкогольных напитков.
А.ВОРОБЬЕВ: Оно увеличилось за последние годы? Мне казалось, что наоборот.
А.НЕМЦОВ: Наоборот, если и уменьшилось, то незначительно. По-прежнему, около 40% крепких алкогольных напитков наше население получает из нелегальных источников. А беда состоит в том, что нелегальный источник не облагается акцизами. И, соответственно, на рынок попадает очень дешевый алкоголь, даже в Москве можно купить кабардино-балкарскую водку из станицы Прохладная за 48-49 рублей. Вот где наша главная беда. Это крепкий алкоголь подпольного нелегального производства.
А.ВОРОБЬЕВ: Ну, и при этом легально продающийся.
А.НЕМЦОВ: При этом легально продающийся во всех киосках и даже в Москве в магазинах. Ну, и соответственно нелегальный алкоголь приносит совершенно сумасшедшие прибыли. Отсюда несметные богатства людей, которые причастны к этому бизнесу.
Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А буквально неделю назад, когда Дмитрий Медведев проводил вот это свое совещание, на котором была объявлена новая кампания, тут же все стали проводить аналогии с компанией 1985-1987 годов. Эти аналогии вообще уместны? И последствия будут такими же?
А.НЕМЦОВ: Нет, абсолютно не уместны, потому что у нашего руководства нет тех сил, даже не очень сильных возможностей, которые были в свое время у советского руководства.
Д.БРИМАН: Ну, я бы сказал, меры-то, которые предлагаются по своей радикальности, некоторые из них мало отличаются от того, что было.
А.НЕМЦОВ: Да, по цифрам.
А.ВОРОБЬЕВ: Имеются в виду акцизы, повышение акцизов?
А.НЕМЦОВ: Во-первых, по акцизам. Но дело даже не в этом, а дело в том, что наш президент заявил, что сейчас потребление составляет 18 литров, что совсем не так.
А.ВОРОБЬЕВ: На душу, включая младенцев.
А.НЕМЦОВ: На душу населения, включая младенцев – вот любят все очень этим к младенцам.
А.ВОРОБЬЕВ: Мы цитируем президента.
А.НЕМЦОВ: Я понимаю, я понимаю. Но дело все в том, что сейчас, во-первых, не 18, а немного меньше. А самое главное, что он поставил задачу снизить потребление до 8 литров, с 18 до 8-ми, это абсолютно невозможно.
Д.БРИМАН: Ну вот мы и понимаем, что это можно сделать только крайне радикальными мерами. То есть выдавать по рецептам, закрыть торговлю, прекратить производство.
А.НЕМЦОВ: Или расстреливать.
Д.БРИМАН: Да, или расстреливать. Потому что, к сожалению, нужно говорить о том, что антиалкогольная кампания любая, если ее проводить всерьез, она должна делиться на несколько составляющих. Одна часть – это экономическая составляющая, то есть экономические методы снижения потребления алкоголя. Но даже и здесь меры, которые предлагаются, на наш взгляд, по крайней мере, которые озвучены, они крайне странные. Вторая часть – это политические методы.
А.ВОРОБЬЕВ: Давайте остановимся пока здесь. Запомнили, зафиксировали экономическую и политическую часть. Что касается экономики. Что вы считаете странным в тех мерах, которые предлагаются?
Д.БРИМАН: Ну, я вам скажу, что я считаю странным. Во-первых, я считаю странным, когда в проблему №1 ставят продукт «пиво» и говорят о том, что эффективное действие – это утроение акцизов на пиво.
Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, президент, ведь, объясняет, что его больше всего беспокоит молодежь, которая пиво все время пьет.
Д.БРИМАН: Замечательно. Но даже если мы говорим об этом, то мы должны думать о чем? Почему молодежь пьет? Потому что ей продают. А, ведь, продают ей не производители пива. И молодежь пьет вне зависимости от акцизов. И поэтому когда мы говорим, что продают, нужно заниматься тем, что, действительно, при попытке несовершеннолетним купить пиво в 50 случаях из 100 такая покупка совершается. И здесь вопрос административных мер контроля, вопрос последствий продажи пива несовершеннолетним и мера ответственности, которую несут продавцы, торговые предприятия. И то внимание, которое к этой проблеме есть со стороны контролирующих правоохранительных органов. Оно нулевое.
Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: То есть вы предлагаете переложить всю ответственность на тех, кто продает, а не на тех, кто производит?
Д.БРИМАН: Если мы говорим о проблеме продажи пива несовершеннолетним, да. Потому что, разумеется, тот, кто продает, несет ответственность за продажу.
Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: То есть человек в 17 лет, ему совсем никак нельзя пива, а, вот, в 18 он может уже выпивать?
А.ВОРОБЬЕВ: С 21-го.
Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Почему?
Д.БРИМАН: 18. По действующему законодательству РФ, 18. Он может пива, он может пить вино, он может пить другой алкоголь. И в данном случае речь идет о следующем: хотим, чтобы пить стали меньше несовершеннолетние, да? Безусловно, это очень хорошая цель, это важная цель. Наверное, одна из основных. Тогда нужно начинать с того, чтобы у нас работали механизмы, как они работают во всем мире. Когда, если такая продажа документально зафиксирована, в данном случае отнимается лицензия у торгового предприятия. Причем, лицензия отнимается не по юридическому адресу, а по адресу нахождения торговой точки. Это нюанс. Потому что на адрес почтовый можно зарегистрировать 10 юридических адресов. Сегодня отобрали лицензию, завтра торгует другой, послезавтра у третьего и так далее. Отбираем на адрес почтовый – будет так, как в Великобритании. В Великобритании ни один паб не продаст пиво, потому что на адрес нахождения паба лицензия будет отозвана и бизнес разорится, это первое.
Второе, продавец должен платить не 500 рублей штраф или 1000 рублей, он должен платить лично как физическое лицо, например, 50 тысяч, должна быть какая-то ответственность, может быть, вплоть до уголовной. Должна быть, соответственно, ответственность с адекватными штрафами для владельца торгового предприятия. В этом случае продавать не перестанут. Но перестанут продавать как минимум повсеместно – это эффективный путь. И второй путь, когда мы говорим, например, о регулировании экономическими методами, то, через что прошла вся Европа, прошел весь мир. Но мы исключаем, допустим, мусульманские культуры, страны, где, в принципе, алкоголь запрещен к продаже, когда существуют акцизы, существует установленная государством цена на слабый алкоголь и крепкий алкоголь.
Возьмем пример – Восточно-европейские страны. За последние 10 лет за счет регулирования акцизами слабого и крепкого алкоголя, например, потребление алкогольных напитков в Польше или в Болгарии – близкие нам культуры, славянские народы – уменьшилось почти на 40-50%.
А.ВОРОБЬЕВ: А что там было сделано?
Д.БРИМАН: А там было сделано одно. Разумеется, там был практически перекрыт кислород нелегального производства, о чем только что было сказано. Потому что, ведь, что сейчас у нас? У нас повсеместно в крупных магазинах не то, что из-под полы бабушки, как многие думают, торгуют этим нелегальным алкоголем. Повсеместно в розничной торговле продается алкоголь без уплаты акциза.
Кстати сказать, есть торговое предприятие, должен заметить, в Москве – у нас есть эти адреса – где и по 42 рубля водку можно купить. И это крупные национальные торговые сети. А при том, что по закону только акциз и НДС в поллитровой бутылке водки – 45 рублей по нынешней цене.
А.ВОРОБЬЕВ: Ну, а что вас не устраивает в том, что акцизы на пиво существенно, чуть ли не на 300% будут повышены?
Д.БРИМАН: А вот как раз произойдет то, что уже почти случилось, просто ситуация еще ухудшится. Произойдет следующее. Экономическими методами государство будет стимулировать потребление крепкого алкоголя и, в первую очередь, нелегально произведенного алкоголя. Потому что на сегодняшний момент средняя цена литра пива на рынке – 22 рубля 50 копеек, данные на июль, бизнес-аналитика.
А.ВОРОБЬЕВ: Ну, это очень дешево.
Д.БРИМАН: Поллитра, да? 22 рубля 50 копеек. Нет, все дешево – познается в сравнении, сейчас скажем. Бутылка водки в торговле – от 50 до 60 рублей повсеместно. Бутылка пива по стоимости: 2 бутылки пива – бутылка водки. Европа: бутылка пива – 10 бутылок водки, в среднем цена, соотношение, да? При том, что когда мы говорим дешево это или дорого, вот именно это все относительно. Можно повышать цену пива, но повышая одновременно цену алкоголя.
А.ВОРОБЬЕВ: Вы сказали «Бутылка пива – 10 бутылок водки» в Европе.
Д.БРИМАН: Наоборот. 10 бутылок пива равны по стоимости одной бутылке водки. У нас 1:2 соотношение к нелегальному рынку, 1:4 к легальному рынку. И поэтому мы говорим: если вы сделаете еще и утроение акцизов на пиво, то фактически бутылка пива сравняется с бутылкой водки, нелегально произведенной, и будет равна по стоимости половине бутылки водки. И тем более тогда потребление крепкого алкоголя еще увеличится. А что подтверждает эти слова? Статистика. В РФ, когда мы пересчитываем на чистый алкоголь вот эти 18 литров страшные, которые звучат из уст президента и от других.
А.ВОРОБЬЕВ: Включая младенцев.
Д.БРИМАН: Включая младенцев, да. Так вот, в этих 18 литрах чистого алкоголя 70% - крепкие алкогольные напитки, и только 30% - пиво, вино и другие слабоалкогольные продукты.
А.НЕМЦОВ: Должен добавить, что это по официальным данным, без учета нелегального алкоголя.
Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Александр Викентьевич, у меня вопрос к вам.
А.НЕМЦОВ: Давайте.
Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Быстрее становится так называемыми пивными алкоголиками или алкоголиками, которые подсаживаются на крепкий алкоголь?
А.НЕМЦОВ: Строго говоря, эта ситуация в нашей стране исследована очень и очень плохо. У нас просто сейчас появилось, действительно, несколько больше пивных алкоголиков, чем раньше, но это, так сказать, естественное явление в связи с некоторым ростом потребления алкоголя. Однако, подавляющее большинство наших алкоголиков, конечно, взрастились на крепких алкогольных напитках. Отсюда и все наши беды, в частности, с умиранием населения.
Но вообще надо сказать так. Что неприятности, связанные с алкоголем, пропорциональны количеству алкоголя, которое выпивает либо население в целом, либо отдельный человек. Естественно, разные люди по-разному восприимчивы к алкоголю, но в целом закономерность эта многократно установлена. Чем больше алкоголя, тем больше негативных проблем, включая смертность. Есть, ну, совершенно линейная зависимость между этими показателями – количеством потребляемого алкоголя и смертностью. И вот почему в свое время, еще в 80-х годах всемирная организация здравоохранения, ну, рекомендовала правительствам всех стран стараться двигаться вот в каком направлении – чтобы крепкие алкогольные напитки составляли 1/3 потребляемого алкоголя, 1/3 вино и 1/3 пиво. Но мы еще очень и очень далеки от этих соотношений.
Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: У нас какие пропорции?
Д.БРИМАН: У нас пиво и вино вместе 1/3. У нас пиво и вино вместе 1/3, и 2/3 – крепкий алкоголь.
А.НЕМЦОВ: Повторяю, по официальным данным.
Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Включая стеклоочиститель?
Д.БРИМАН: Нет, это, разумеется, эти продукты не идут в расчет, включая пиво с водкой в одном флаконе.
А.НЕМЦОВ: И вот как раз, когда мы говорим, чтобы были эффективные меры, мы говорим о том, что да, надо, чтобы пили меньше. Но для этого нужно повышать пропорционально акциз на все алкогольные напитки. То есть если мы увеличиваем втрое на пиво, значит, мы втрое должны увеличить на крепкий алкоголь, чтобы пропорция цены сохранилась. Но дело в том, что даже эта мера не сработает ровно до того самого момента, пока повсеместно в РФ в крупных магазинах, в мелких магазинах будет продаваться водка, произведенная без уплаты акциза и продающаяся по цене 50-60 рублей.
Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну вот смотрите, Дмитрий из Перми нам пишет: «Основная масса пьющих – в деревнях. Никогда не поверю, что до них дойдет дело. Удорожание напитков ничего не даст – давно уже пьют спиртное своего производства».
А.НЕМЦОВ: Пьют.
Д.БРИМАН: Пьют своего производства. Вы знаете, во всем мире пьют своего производства. Есть данные, и в Германии гонят самогон, и в Великобритании этим занимаются. Но это не основа производства. Если нет сухого закона, то есть если, все-таки, легальный алкоголь продается и слабый, и крепкий, то большая часть населения, подавляющая все равно покупает легально произведенный алкоголь. А, между прочим, уже доля самостоятельно произведенного – она уже зависит в данном случае не от акцизов, не от сухого закона. Она зависит от уровня жизни, уровня благосостояния. То же самое, что сказал президент: «В бедной стране пьянство не победить».
А.ВОРОБЬЕВ: Скажите, реклама пивная – она направлена преимущественно на молодых людей? Вы готовы это признать?
Д.БРИМАН: Нет, я абсолютно против, могу вам сказать, потому что в настоящий момент вся реклама проходит специальную экспертизу. Причем, даже недавние были такие строгие дебаты, и федеральная антимонопольная служба – мы проводили с ней несколько совещаний, консультаций, и дополнительно были предприняты шаги по ограничению содержания рекламы, чтобы не звучали закадровые диалоги, чтобы не звучало каких-то визуальных или звуковых образов, которые были бы не просто даже ориентированы на молодежь. В принципе, ориентированы на человека. Что касается рекламы – вокруг этого много дискуссий.
А.ВОРОБЬЕВ: Конечно.
Д.БРИМАН: Я вам скажу. Ровно в тот день, когда в России уйдет с рынка хотя бы основа нелегального алкогольного крепкого рынка, ровно на следующий день, наверное, можно говорить о том, что если не закрывать полностью, то еще ограничивать пивную рекламу, по одной простой причине. Потому что в текущей ситуации это хотя бы какой-то фактор, переключающий с крепкого алкоголя на слабый алкоголь тех, кто пьет.
А.ВОРОБЬЕВ: Ну, вас многие обвинят в подмене понятий.
Д.БРИМАН: Ну, обвинить можно в подмене понятий, но, ведь, в данном случае мы опираемся на статистику, не на мои рассуждения. Мы опираемся на статистику. Основа потребления алкоголя в России – 2/3 крепкий алкоголь, водка. Когда звучат... Кстати, министры даже некоторые озвучивают это. И это очень странная позиция. Говорят: «80% потребляемого алкоголя в России – это пиво». В чем меряют? – хочется спросить. В литрах воды, в жидкости? Ну, тогда можно сказать, что и кефир надо сюда причислить, и виноградный сок, и квас.
А.ВОРОБЬЕВ: А в чем меряют?
Д.БРИМАН: А вот, к сожалению, такие эксперты меряют в литрах жидкости. В то время как, все-таки, потребленный алкоголь нужно мерить в содержании этилового спирта.
А.ВОРОБЬЕВ: Ваш посыл просто, ну, звучит, вероятно, для многих странно. Вы говорите, значит, мы рекламируем пиво, чтобы уберечь молодежь от того, чтобы она пила водку. Ну, это странно.
Д.БРИМАН: Стоп, не приписывайте мне то, чего я не говорил. Я не сказал слова «молодежь».
А.ВОРОБЬЕВ: Молодые люди.
Д.БРИМАН: Не-не-не-не, это вы сказали. Я сказал, что мы рекламируем пиво, потому что мы считаем и не мы считаем, это подтверждает практика всех стран, которые идут по этому пути, что алкоголь сам по себе, может быть, и не хорош, да? Но это, тем не менее, неотъемлемая часть экономик и жизни большинства стран в мире. Отказаться от этого и сказать, что завтра мы решим проблему в отдельно взятой стране – мы по своему пути всегда шли, это не получалось. И в данном случае тоже не получится. Надо признать, что, по крайней мере, в современном мире алкоголь будет присутствовать. Лучше, если его будет меньше. Путь, который сумели пройти другие страны, чтобы этого алкоголя стало меньше, это путь, когда больше в структуре потребления вина, пива, других слабоалкогольных напитках, меньше крепкого алкоголя.
А.ВОРОБЬЕВ: Все это во взаимосвязи с культурой, на самом деле, потребления.
Д.БРИМАН: Конечно, конечно.
А.ВОРОБЬЕВ: Скажите, у меня вопрос, в общем, к главе отделения московского отделения НИИ психиатрии Минздравсоцразвития Александру Немцову. Поддерживаете ли вы такую точку зрения для России? Считаете ли вы, что агрессивная реклама пива в большей степени разлагает в том числе и молодежь?
А.НЕМЦОВ: Я бы тоже выступил против рекламы пива, но должен сказать, что научные исследования показывают, что реклама вообще алкогольных напитков в частности не влияет на уровень потребления. Она, главным образом, влияет на выбор потребителями бренда и, соответственно, крупные компании имеют возможность перетянуть потребителей с помощью рекламы на свою сторону. В этом смысле не решает дело рекламы и вообще, понимаете, мы собрались здесь... Как называется наша передача?
Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Как побороть пьянство?
А.НЕМЦОВ: О! А мы с вами говорим, в основном, о пиве, которое в проблеме пьянства ничтожную долю занимает, понимаете? Надо говорить и кричать, в основном, о крепких напитках. И как я уже говорил, и с этого я начал, надо прежде всего ликвидировать подпольное производство крепких напитков, о чем, к сожалению, не было сказано толком ничего в послании президента.
Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Если в какой-нибудь молодежной компании все начинается с пива, а потом обязательно кто-нибудь скажет: «Ну, а давайте теперь что-нибудь покрепче».
А.НЕМЦОВ: Так. Значит, во-первых, мы, подводя итог к проблеме пива и молодежи, надо сказать, что проблема эта не в руках молодежи, а в руках взрослых продавцов, об этом уже здесь говорилось.
Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А в руках родителей?
Д.БРИМАН: В том числе.
А.НЕМЦОВ: Ну, в том числе. Это тоже взрослые.
Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А вот культура пития, о которой мы, кстати, довольно часто говорим и думаем, когда же она появится и появится ли вообще?
А.НЕМЦОВ: Не появится.
Д.БРИМАН: Не появится при таком подходе.
А.НЕМЦОВ: Да. Но, понимаете, я настаиваю на том, что проблема борьбы с пьянством должна исключить вообще, так сказать, разговоры о пиве. Дело в том, что это просто уводит от главных проблем. А главные проблемы – я уже сегодня третий раз это говорю – это подпольное производство крепких алкогольных напитков, которые оказываются дешевыми на алкогольном рынке. Это, ведь, в Москве бутылка стоит 45-49 рублей. Но, вот, недалеко от моей дачи есть город Красноармейск. Там можно купить за 25 рублей бутылку разведенного спирта. Если туда добавляют какую-то гадость в виде так называемого тархуна, то она будет стоить 30 рублей, а это уже вполне сравнимо с пивом. Но при этом в пиве, там, скажем, 5%.
Д.БРИМАН: 4,5%, в основном.
А.НЕМЦОВ: 4,5%, да. Ну, Госкомстат считает 4,5% в среднем. То в той же бутылке, но разведенного спирта будет 40% алкоголя. Вот, соотношение проблем. Соотношение проблемы – 5 к 40. А кроме всего прочего, пиво приблизительно по алкоголю составляет 17% потребления. И поэтому все эти разговоры о пиве – я думаю...
Д.БРИМАН: Это уход в сторону.
А.НЕМЦОВ: Да. Я думаю, что это инициировано именно теми людьми, которые не хотят серьезно изменить алкогольную ситуацию в нашей стране.
Д.БРИМАН: Ну, и плюс ко всему...
А.ВОРОБЬЕВ: Что же это за люди?
А.НЕМЦОВ: Что это за люди? Я думаю, что очень высокого ранга люди.
А.ВОРОБЬЕВ: Правительство?
А.НЕМЦОВ: Допускаю.
Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Алкогольное лобби?
Д.БРИМАН: Я бы сказал вот так. Я думаю, что в этом в первую очередь заинтересованы те, кто присутствует на рынке алкоголя и этой нелегальной продукции. Ведь, понимаете, вот еще какой нюанс? Мы говорим «нелегальный алкоголь». Вы понимаете масштабы производства? Ведь если мы возьмем масштабы производства, то, очевидно, что этот объем производства – это не в гараже разлитый, не дома вручную, это объем, который может быть разлит только промышленным способом на крупных предприятиях. И это не какие-то предприятия другие в Тайге. Вероятнее всего, это могут быть даже те же самые предприятия, которые производят и легальную водку, и нелегальную водку.
А.НЕМЦОВ: Третью смену. Знаменитой сейчас стала водка третьей смены.
Д.БРИМАН: Или, как минимум... Понимаете масштаб проблемы? Мы говорим «Пиво, пиво, пиво, дети» при том, что понимаем, что а) детям не должны продавать, но продают повсеместно. И это проблема государственного регулирования. Б) Мы забываем о том, что водка производится в промышленных масштабах на предприятиях – об этом не могут не знать, потому что это предприятия с огромным количеством людей, персонала, дистрибуции и так далее. И в) мы понимаем, что эта водка продается по 50 рублей, при том, что акциз и НДС в этой бутылке по закону 45. Первое, второе и третье мы не видим, и все время говорим о пиве. Это удобно об этом говорить.
А.ВОРОБЬЕВ: Что вы могли бы сказать о попытках пролоббировать, донести свою точку зрения до правительственных кругов?
Д.БРИМАН: Вы знаете, мы общаемся со всеми. Мы общаемся с Министерством экономического развития, Минсельхоз, Минфин, администрация президента, аппарат правительства, И что характерно? Даже на уровне высоких чиновников в частных беседах мне говорят, потому что я имею много контактов: «Да, все правильно. Это верно. Это не экономика. это политика, это вопрос борьбы с алкоголизмом». Мы говорим: «Замечательно! А если это не экономика, а политика, так, тогда, тем более обратите внимание на то, что на поверхности». Но! Вы знаете как? Это проблема, которую тяжело, видимо, решать. А отрасль, которая выплачивает 90% налогов, в которой легальное производство. И когда нужно объявить какой-то лозунг, чтобы его купило население, то, разумеется, легче всего рассказать: «Вот пиво пьет молодежь. Увеличим акцизы в 3 раза, будут пить меньше». Забывая при этом, что, к сожалению, если мы хотим бороться с алкоголизмом и с алкоголизацией нации, то тем самым эта проблема в итоге станет сложнее.
Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Спасибо вам большое. Я напомню, что последние полчаса у нас в студии был Даниил Бриман, председатель Совета Союза российских пивоваров, вице-президент по корпоративным вопросам «Пивоваренная компания «Балтика». Спасибо большое, Даниил.
Д.БРИМАН: Спасибо.
Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: И Александр Немцов, руководитель отделения московского НИИ психиатрии Минздравсоцразвития. Большое спасибо, Александр Евгеньевич.
А.НЕМЦОВ: Спасибо за спасибо.
Эхо Москвы

20 Авг. 2009

 

Россия. Как побороть пьянство?

">

Реклама

Фильтр для пива

Beviale Moscow

kegi_pilsena

gea

jg

agroinkom_beer

marketing1

Темы статей

Счетчики



Для пресс-службы